25-04-2018
[ архив новостей ]

Антропология «Игры Престолов»

  • Автор : Алексей Вадимович Иванов
  • Количество просмотров : 364

Введение

«Игра Престолов» не является, бесспорно, великим произведением, и ни по стилю изложения, ни по глубине и даже оригинальности мысли не «дотягивает» до миров, выдуманных Р. Толкиеном или К.С. Льюисом, но, тем не менее, популярность и аудитория сериала требует внимания. События, происходящие в нем, имеют намного более очевидные исторические параллели, чем путешествие хоббитов с кольцом или приключения подростков в платяном шкафу, а количество действующих персонажей дает большой простор для аналогий.

Существует два момента, который нужно оговорить – это источники и объекты исследования, и мы будем анализировать лишь англоязычный телесериал, книги же, на основании которых были сняты первые сезоны «Игры Престолов», будут использованы только по необходимости. В этом значительное различие миров Средиземья и Семи королевств: если в первом случае это анализ литературного произведения, то во втором – видеоряда; разумеется, наш жанр ниже и проще, но это не столько наша вина, сколько беда – возможно, мы сами стали проще. Если Толкиеном зачитывались, то Мартином засматриваются; это наш собственный выбор, возможно, и это тоже требует внимания.

Объектом анализа будут не люди, а группы. Как ни привлекателен кому-то Тирион или Джон Сноу, мы не станем искать их прототипы, оставив этот труд историкам; но мы рассмотрим группы, объединенные той или иной формой взаимодействия. Антрополог достаточно свободен в выборе объекта и не столь уж важно, какой материал используется им для анализа: книга или полевая работа методом включенного наблюдения, фильм или реально произошедший случай – на примерах из выбранных источников он старается прояснить некоторые универсальные человеческие ценности или желания; мы, впрочем, не рассчитываем прыгнуть так высоко. Наша цель скромнее – пользуясь своими знаниями этнографии и истории, мы хотели бы немного освежить ваши; не стремясь научить, мы хотим немного заинтересовать вас, и напомнить, что кино это не только развлечение, но и повод к размышлениям.

 

Вестерос. Начало

Персонажи любого художественного произведения являются собирательными образами и вряд ли имеют один какой-либо определенный исторический прототип; точно также и территории, на которых развиваются события, не являются зеркалами тех исторических провинций, с которыми мы пробуем их соотнести. Все дальнейшие параллели это скорее аллюзии, чем факты, тем не менее, некоторые черты являются слишком очевидными, чтобы окончательно ими пренебречь. Итак, начнем.

Действие сериала разворачивается на нескольких территориях: западная, (Вестерос) отделена от восточной (Эссос) проливом, называемым Узкое море. Вестерос включает в себя «Семь Королевств», это:

1. Западные земли, хранители – Ланнистеры, на гербе геральдический лев;

2. Штормовой предел, Баратеоны, на гербе – олень;

3. Простор (или Юг), и хранители юга Тироллы, на их гербе роза;

4. Долина Аррен, хранители Аррены, на гербе – сокол и полумесяц;

5. Север, и хранители его Старки, с головой волка на гербе;

6. Железные острова, Грейджои, на гербе – кальмар;

7. Дорн, и короли Дорна – Мартеллы, на гербе солнце, пронзенное копьем.

Вестерос вытянут с юга до крайнего севера, где известные земли заканчиваются, и где живет то зло, от которого люди отгородились стеной изо льда. Контуры Вестероса напоминают об острове Великобритания, но как бы отраженным в зеркале, с Корнуоллом и Уэльсом на востоке. Семь королевств, как кажется, аналогичны Гептархии, семи объединенным Эгбертом (829 г.) англосаксонским королевствам; Шотландия это Север, Стена – вал Адриана (или Антонина), война – это война Алой и Белой розы, и таким образом Ланнистеры это Ланкастеры, а Тайвин это, конечно, Уорик, делатель королей.

Но это все слишком просто, чтобы быть правдой. Начнем с конца. Тайвин не сделал ни одного короля, и в противоположность Ричарду Невиллу никаких Ланкастеров (Генрих IV) он не свергал, и никаких Йорков (Эдуард IV) на трон не возвращал. В сериале Роберт Баратеон сам захватил власть, а потом она лишь переходила к его прямым потомкам, и таким образом поход его братьев с целью захвата трона, и поход Короля Севера с целью чистого мщения схожи с войной Роз лишь наличием арбалетов. Здесь не было противостояния двух линий наследников, а была распря внутри одной династии, поэтому принцип здесь иной.

Но Вестерос напоминает также и на Ирландию, и не просто отраженную в зеркале, но как бы перевернутую, с Мунстером на востоке и Лейнстером – на западе. Этот первый топоним может помочь нам.

Лейнстер, земля Лейнов (tir – земля) созвучен с Ланнистерами, это сходство подтверждает и герб – герб Лейнстера во времена короля Кримтанна мак Эндайя (умер 483 г.), с вертикально стоящим геральдическим львом на пурпурном поле, точно соответствует гербу Ланнистеров. Дублин, столица Ирландии и Лейнстера, вряд ли может быть отождествлен с замком Кастерли Рок, не появившимся пока ни разу в телесериале; скорее это укрепления на холме Аллен. В 722 г. здесь произошло эпическое сражение между королем Ирландии и лейстерцами под началом короля Мурхада мак Брайна; поражение ирландцев было столь сокрушительным, что память о нем сохранилось на века.  В пользу нашей догадки говорит и то, что Ланнистеры были богаты золотом, а золотые шахты Ирландии находились в Корке, на границе Лейнстера и соседнего Минстера. Гербом Минстера долгое время был олень; герб Коннахта, провинции на западе – дуб, и насколько дуб может быть соотнесен с розой Тироллов сказать трудно, но, во всяком случае, это изображения растений; что об олене, то это очевидно герб Баратеонов.

Долина Аррен схожа с Уэльсом. Она располагается у подножья Лунных гор, а на пике Копье гиганта выстроено неприступное Орлиное гнездо; долина реального Уэльса зажата между Кембрийскими горами с горой Сноудон (1085 м над уровнем моря) на севере и древними горами Брекон-Биконз юге. Уэльс населяют валлийцы, люди кельтского происхождения; история их самостоятельности относительно короткая, уже в 13 в. Эдуард I Длинноногий захватил Уэльс и либо казнил последнего кельтского короля, либо тот погиб в бою.

Север, как мы уже предполагали, похож на Шотландию – здесь и клановая структура, и северная романтика героев, способных победить врага один на один, но уступающих всякий раз порядку и строю. Фонетическое сходство с названиями шотландских кланов (Монкриф, Стюарт, Гордон и пр.) с кланами Севера (Монфорт, Старк, Болтон и пр.) также примечательно. Поход Роба Старка напоминает восстание Брюса, но как бы наоборот – тогда шотландцы, проиграв все битвы, остались независимы; в сериале же доверчивый Роб, выиграв свои битвы, терпит поражение в войне, пав жертвой собственной ошибки. Возможно, это была его судьба – предатель всегда найдет причину предать, вероятно даже женись Роб на дочери подлого Фрея, он все равно не избежал бы удара в спину.

Но если взглянуть на саму Ирландию как на целое, то Север обнаружится и там. Это Северная Ирландия, известная своим стремлением к независимости, здесь находился древний Ульстер, или королевство Улад, а ныне тут Ольстер, 8 графств. Цикл ирландских мифов, называемый Уладским, является героическим эпосом, и кланы, составляющие пеструю карту древнего севера Ирландии, схожи с Севером еще более шотландцев – они отстояли свою свободу в честном бою. С кем же они сражались?

В Ирландии было пять исторических провинций, мы насчитали пока лишь четыре: Лейнстер, Мунстер, Коннахт, и Север – Ульстер. Пятая часть это Миде (Mide, Meath), земля короля, центральная часть острова, выделенное в отдельное королевство королем Техтмаром (100 г. н.э.). По легендам Уладского цикла здесь правила королева Мебд, и ее портрет находился на банкноте в 1фунт (punt Eireannach) до 2002 г. Смелая и сильная женщина, она использовала все средства для достижения власти; её первый спор с мужем произошел прямо на брачном ложе, когда неосторожный супруг сравнил ее с обычной женщиной. «Я великий воин» - ответила ему Мебд, и приказала снести в спальню все богатства, какими владела, желая сравнить их доли, но она проиграла – у Айлилля был бык Фионнбанаху. Издревле бык был символом силы; Мебд нужна была еще большая сила, и здесь начинается история о быке из Куальнге, единственном, способном превзойти Фионнбанахау. Начинается поход на север, в Улад, за быком, его по легенде уводят, хотя в сражении северяне и побеждают; в дальнейшем бык из Куальнге побеждает Фионнбанаху, север же сохраняет свою независимость.


ivanov1.jpg


        Противостоял тогда королевской армии герой севера Кухулин (Cúchulainn), приемный1 сын правителя Улада, и названный брат Фердиада. Они выступает против королевы, и здесь история из легенд сходится с историей телесериала, где два сводных брата, по очереди короли Севера, противостоят коварной Серсее. Как и Мебд, она становится королевой по браку, она также устраняет своих противников на пути к власти; схожесть Медб из недавно образованного «срединного королевства» с Серсеей из недавно отстроенной Таргарианами Королевской Гавани подтверждает наше предположение о сходстве Вестероса скорее с Ирландией.

Ирландию населяли кельты (или галлы, как называли их римляне). Они обнаруживаются в верховьях Дуная, после договора 335 г. д.н.э. они утвердились в Иллирии2, откуда совершали свои набеги. В 390 г. до н. э. Рим спасли только гуси, римляне согласились выплатить выкуп, но взялись спорить о его размере. Вождь кельтов Бренн, кинув на чашу для меры золота свой тяжелый меч, сказал тогда: «Горе побежденным!» положив конец всем спорам. Из Иллирии кельты добираются до Британских островов.

И первым нашим предположением будет то, что андалы – это кельты. Таким образом, под Железными островами, возможно, подразумевается остров Мэн (Ellan Vannin – остров тупиц). Он одним из первых утратил свою самостоятельность в 7-8 вв.; здесь существует один из наиболее древних парламентов и герб в виде трех ног, выходящих из одной точки. Девиз «Quocunque Jeceris Stabit» (как ни бросишь, будет стоять) схож с девизом «Что мертво, умереть не может».

Что же тогда Дорн? Территория  по форме соответствующая Дорну, и населенная кельтами, вероятно Бретань (Арморика – земля моря), находящаяся на южном рубеже расселения кельтов. Сходство подтверждает и родство дорнийцев с ройнарами – благодаря своему положению на континенте кельты Бретани находились в постоянном контакте с франками, и других смешений кельтов с соседями не происходило.

К сожалению, в сериале и материальная культура, и духовные ценности дорнийцев соответствуют скорее периоду Великих Моголов в Индии или Кордовского эмирата - сочетание восточной одежды и спокойного отношения к алкоголю является довольно редким в истории. Дорнийцы же, если они бритты,  больше должны быть похожи на Астерикса из другой популярной серии фильмов. Впрочем, как следует из интервью создателей сериала, в своих решениях об элементах внешнего вида героев они обычно руководствуются какими-то личными воспоминаниями, озарениями или ощущениями; с другой стороны, если творец руководствуется еще чем-либо, то он уже не творец.

 

Вестерос. Продолжение.

Итак, мы получили первую гипотезу, и, отталкиваясь от нее, рассмотрим прочие группы Вестероса. Здесь есть горные племена, говорящих на одном языке с Тирионом, который легко подкупает их обещанием железа. Ирландия заселялась несколькими волнами, и согласно легендам первыми сюда пришли женщины во главе с Кессар, потом было несколько волн переселений (Партолон, Немед и Фид Болг), далее Tuatha De Danann, «Племена богини Дану», и наконец, сюда пребывают сыновья Миля, предки современных обитателей страны (Рис 1999: 28). Первые, вероятно, могут быть ассоциированы и с реальными создателями мегалитических курганов Наут и Ньюгрейдж, и с Детьми леса, которые в сериале они живут внутри холма с коридорами; последние соотносимы с индоевропейцами, с теми самыми кельтами, которые андалы. Когда они прибыли на остров с техникой обработки железа, здесь уже жили люди, произошел некоторый контакт и обмен, и «многие ирландские слова позаимствованы у древних обитателей островов» (Невилл 2009: 14). Вероятно, эти «обитатели» и оказались изолированными в горах вследствие примитивности их технологий, и нуждались в железе не меньше тех американских индейцев, которые продали за ножи все восточное побережье их континента.

         Далее «Одичалые» (wildings). Они выглядят еще примитивнее горных племен, сохраняя каннибализм и имея лишь самые зачатки верований (есть рассказ о совокуплении человека и медведя, что намекает на культ природы и плодородия). Они живут за Стеной, и подобных сооружений существует довольно в истории, это и валы римлян от пиктов, и Великая китайская стена, и Даневирке, разделявшей данов и франков, и возможно, даже будущая стена Трампа на границе с Мексикой.

Одичалые находятся в отношениях обмена или дарения с Белыми ходоками (Кастер и его несчастные сыновья), еще они «одичалые», т.е. когда-то они были на относительно высоком уровне развития культуры, но утратили, вероятно, доступ к необходимым ресурсам и связанные с этими ресурсами навыки. Такое случилось в истории неоднократно: так произошло с народами мунда в Индии, и вытесненные ариями из долины Ганга они перешли от рисоводства, изобретенного их предками в Индо-Китае, к примитивному земледелию на малопригодных для жизни холмах Восточных Гхат; подобный случай описывает и К. Леви-Стросс на примере из Бразилии (см. «Печальные тропики», гл. «Намбиквара»).

         В мифологии Ирландии народ схожей судьбы называется Фир Болг. «Первый из них (народов), Фир Болг, еще населял Ирландию, когда у ее берегов появился второй – Туата Де Дананн. Про некоторым сведениям, пришельцы потребовали отдать им королевство – в бою или миром, и Фир Болг, побежденные в первой битве при Маг Туиреде, вынуждены были переселиться на Айлей, Аранские острова, Мэн и Ратлин. В начале христианской эры они якобы вернулись в Ирландию, но уже на правах подчиненного народа» (Рис 1999: 31). Вскоре схожая судьба постигла и самих Туата: «к острову приплыли сыновья Миля. После поражения Туата в битве Аморген,  поэт и судья вновь прибывших,  как говорят,  поделил Ирландию на две части и половину Ирландии,  что была под землей, отдал Туата Де Дананн,  а другую половину  —  сыновьям Миля. Туата же «пошли внутрь холмов и волшебных мест (sidbrugaib), так что все подземные чудеса (sida) были подвластны им». (Рис 1999: 42).

Две эти волны первых переселенцев, вытесненные в худшие экологические условия вследствие военных поражений, должны были там «одичать»; более того, Туата Де Дананн находились в отношениях брачных обменов (скажем, в отношениях обмена или дарения) с фоморами3, или великанами (Рис 1999: 35), существами однорукими и одноглазыми. Разумеется, ни Фир Болг, ни Туата Де Дананн, носители древней магии и мудрости, не могли одичать до уровня персонажей сериала, но здесь, вероятно, мы видим необходимый прием гиперболы – поверить в каннибализм дикаря проще, чем в его умение врачевания или в навыки организации прочных торговых союзов.

         Сходство Детей леса, Одичалых и Горных людей с волнами переселенцев по материалам ирландских мифов вновь подтверждает сходство Вестероса именно с Ирландией, а не с Британией. Дж. Мартин подарил кельтам еще 1000 лет; их мир не знал иных бед, кроме долгих зим, и вскоре такой аквариум должен был привести к внутренним конфликтам, что мы и имеем удовольствие наблюдать в телесериале, сопереживая достойным.

         Одним из таких достойных является «Ночной дозор», общность охранников Стены. Он схож с орденом рыцарей, и более всего с тамплиерами. Основанный Бернаном из Клевро в 1119 г. на земле Иерусалима, орден поклялся защищать гроб господа своего от всех неверных. Судьба ордена печальна, и Акра, после эпического сопротивления, пала в 1291 г.; но падение

Иерусалимского королевства не должно противопоставляться победе Дозора в четвертом сезоне – поход Манса еще не последний бой, не тот бой, к чему дозорных обязывает их клятва. Переселение одичалых  за Стену сравнимо с прибытием в 1260 г в Акру, столицу теократического христианского государства, раввина Иехиэля бен Йосефа с его учениками. Вероятно, чувства членов рыцарских орденов, разделявших город на кварталы, были схожи с реакцией братьев дозора; есть надежда, что в Акре тогда никого не убили ударом в спину, но тот довод, что каждый штык будет дорог в грядущей битве, возможно, прозвучал и те дни.

         Интересной чертой, дополняющей сходство дозора и тамплиеров, является фиктивный обет безбрачия, и фиктивный здесь значит выдуманный. В уставе ордена храма прямо сказано, что «И мы запрещаеми кому бы то ни было принимть излишнее воздержание, но твердо сохранять совместную жизнь» (п.34), тем не менее, в истории и легендах же этот орден остался как монашеский. Братьям ордена прописывается безбрачие4 как одно из символов победы над собой и грехом, хотя если вспомнить злосчастного сэра Бриана, врага Айвенго, то можно сказать, что не все могли побороть те искушения, которыми судьба испытывает человека; черта, тем не менее, роднит тамплиеров с Ночным дозором, в обоих случаях норма уступает обычаю.

И последней общностью Вестероса, лишенной, как и Ночной дозор, этнической идентичности, но дающей возможность своим членам взаимодействовать в соответствии с некими общими принципами, является «Братство без знамен». В целом довольно привлекательное сообщество, лесные бродяги, защитники бедных, что-то напоминающее о Робине Гуде. «Ирландцы называли третью ветвь своих эпических сказаний - fianaigheacht, т.е. «Учение о фиане». Само слово употреблялось применительно к группе воинов-профессионалов, или, иными словами, «к отряду странствующих воинов, основными занятиями которых были охота и война» (Рис 1999: 70). Фении, возможно, послужили прототипами для рыцарей Круглого стола, и ближайшей их аналогией в английской традиции был цикл сказаний о Робине Гуде. Братство без знамен напоминает такого рода историческое (или легендарное) сообщество, и оно вновь обнаруживается на Зеленом острове.

         Итак, мы все же рассматриваем Одичалых и Горные племена с аборигенным населением острова, Дозор – с собирательным образом рыцарских орденов монашеского толка, а Братство без знамен – героями третьего цикла ирландского эпоса. Теперь мы двинемся на восток, через Узкое море.

 

Эссос

Узкое море, сохранившее следы сухопутного перехода (Ступени), наводит на мысль о проливе Ла-Манш, и тогда территория Эссоса это континентальная Европа, теряющая четкие границы на востоке, в малопонятной европейцам Московии. Сходство Эссоса с Европой подтверждает наличие Древней Валлирии на юге-востоке территории, она имеет сходства (в том числе и визуальное) с Балканским полуостровом. На западном побережье Эссоса располагаются несколько городов (Браавос, Пентос и пр.), чье могущество и независимость основываются на торговле и кредите, здесь можно вспомнить Ганзейский союз (Любек, Гамбург), или Геную с Венецией.  Тем не менее, есть несколько «но», мешающих нам принять Эссос за Европу безоговорочно.

Во-первых, это очевидность сравнения, а как мы могли уже увидеть на примере Вестероса, Дж. Мартин не так прост. Кроме того, есть и несколько явных отличий. Первое – «Залив работорговцев» на крайнем юге, где независимые полисы основывают свои хозяйственные комплексы на праве собственности на человека. Что именно делают там рабы сказать трудно, но рабов там много, это и женщины, и мужчины, а наличие большого количества мужчин предполагает уже не «домашнее рабство», и именно хозяйственный комплекс. Второе – это обширные степи в центральной части территории, населенные кочевниками; и третье – это пустыни (Красные пустоши) на востоке, где сохранились развалины древней земледельческой цивилизации. Рассмотрим эти факты.

Начнем с оставленной людьми древней цивилизации. Ни одной другой, кроме Махенджо-Даро и Хараппы в течении реки Инд, не существовало; все прочие древние цивилизации имеют свою историческую преемственность. Почему люди (вероятно, протодравиды) оставили свои города с канализациями и многоэтажными строениями, ученым не окончательно ясно. Одним из предположений является нашествие ариев, но современные раскопки древних городов не подтверждают эту гипотезу – отсутствуют следы войны и сопутствующие ей разрушения. Более вероятным объяснением кажется экологическая катастрофа вследствие интенсивной ирригации и общего потепления климата региона5 – люди ушли, потому что плодородные почвы перестали быть таковыми. Теперь это пустыня Тар, и совсем не Европа.  

Теперь Вольные города. Благодаря злоключениям Арии Старк мы могли наблюдать жизнь Браавоса; здесь есть статуя Титана, защищающего город и его обитателей, Железный банк, финансирующий междоусобицы в Вестеросе, и Дом бессмертных, ордена убийц, способных менять лица. По созвучию названий и наличию колосса стоит предположить за Браавосом остров Родос, где статуя бога Гелиоса при входе в порт совершала, по легенде, прогулки, схожие с ежедневными прогулками самого солнца по небу. Наличие Железного банка намекает на храмы Аполлона, служившие кредитными организациями, и «в эпоху, когда писал Аристотель, Делос и Родос превращались в центры страхования морских перевозок, выдачи морских займов, по сравнению с которыми Западная Европа являла собой тысячу лет спустя воплощение крайней примитивности» (Поланьи 2002: 66).

Орден безликих убийц не обнаружен как таковой, но его черты вновь характерны для нескольких рыцарских орденов. На Родосе долгое время находился орден госпитальеров, своим черно-белым крестом и госпиталями (отсюда и название) схожий с Черно-белым домом Браавоса. Другим таким орденом были розенкрейцеры, они также занимались бесплатным врачеванием, а также пользовались словом «розенкрейц» как паролем и отзывом. В сериале мы видим, что помимо заказных убийств (ни одного убийства реально так и не произошло), «безликие» занимаются врачеванием у магического колодца, омывают мертвые тела, а лица, хранящиеся в подземельях их дома-крепости, указывают на анатомические эксперименты. Занимались ли они убийствами на каком-либо этапе своей долгой истории, сказать трудно, и вряд ли братство госпитальеров, существующее и по сей день как Союз Орденов Святого Иоанна Иерусалимского, признает это, но милитаризация ордена происходит именно на Родосе. Здесь были выстроены мощные оборонительные сооружения, позволившие защитить остров в 1444 и в 1480 гг., более того, после взятия Родоса в 1522 г. силами Османской империи рыцари-госпитальеры  нашли приют на Мальте, где они получили известность уже как Мальтийский орден, связанный впоследствии с масонами. Молва приписывала масонам все виды деятельности, вплоть до убийств неугодных или препятствующих их тайной власти; так это или нет, нам неизвестно.


ivanov2.png


Но дополняет сходство с масонами и единственное известное нам имя «безликих» - Якин Гхар. История сообщает, что когда встречались два масона, то для опознания друг друга первый прикасался ногтем большого пальца правой рукой к пальцу второго и говорил «ja», и тогда второй, если он также принадлежал к этому тайному обществу, должен был добавить «chin» (Причард 1730: 9) – так  получается имя Якин. Как кажется, это тетраграмма YHWH  из иерусалимского храма Соломона, где находился ковчег с 10 скрижалями, договор иудеев с их богом; его имя нельзя произносить. Оно может быть транскрибировано (чем занимались все ученые раввины древности, и возможно и современности6) как Яхве, мы можем прочитать его и как Якин.7 Возможно, ортодоксальному иудею такой наш ход покажется излишне смелым, но мы не хотим оскорбить чувств верующих, и просим не относиться излишне серьезно ко всему, что сказано нами, это всего лишь расследование вымышленной истории.

Как бы то ни было, но сходство названий (Браавос, Пентос VS Делос и Родос); наличие Титана, защищавшего город, копии одного из самых недолговечных чудес света, Колосса Родосского; существование Железного банка, очень схожего с самой значительной кредитной организации эпохи, храмами бога Аполлона (место рождения Аполлона, по преданию, был остров Делос); и даже присутствие сведущих в медицине людей с черно-белым гербом и темной историей (и репутацией) как в Браавосе, так и на реальном Родосе, указывает на сходство Эссоса с Малой Азией, а не с континентальной Европой. Рассмотрим прочие факты.

Это степная полоса в центре территории, населенная кочевниками-дотракийцами. Они могут быть соотнесены с любым кочевым народом, начиная с касситов (возможно, послуживших прообразом кентавров), подойдут и скифы. Массагеты, саки и парны (союз Дахов) представлял собой племена конных кочевников, беспокоящих все древние империи региона Передней Азии, начиная с ассирийцев, и сохранилось упоминание на плите царя Ашшурбанапала (669-631 гг. д.н.э.) о царе саков Тугдамме; впоследствии они упоминаются чаще8. Одной мелкой чертой, роднящей дотракийцев со скифами (и родственными им парфянами), являются обстоятельства гибели брата Дайнерис. Согласно Кассию Диону (Римская История XL, 27) парфяне казнили римского полководца Лициния Красса, влив тому в горло расплавленное золото, и отомстив, думается, за всеми любимого фракейца по имени Спартак, чье восстание Красс столь же жестоко подавил несколькими годами ранее; впрочем, смертью сходство римлянина и Вайзериса заканчивает.

Слабостью сравнения со скифами является язык дотракийцев, не сходный ни с языком Валлирии, ни с языком андалов. Последних мы идентифицировали с индоевропейцами, скифы также принадлежали к этой языковой семье (арийская группа); дотракийский же язык не является «общим». Это наводит нас на мысль о народах алтайской языковой семьи.

 «Цзю Тан шу» (Старая история Тан), официальная хроника Китайской династии, правившей в с 618 г. по 907 г. н. э., называет «пятьсот семейств» Ашина; они стали впоследствии называться тюрками. Их вождей называли каны (или ханы), с появлением Тюркского Каганата в 6 в. н.э. этот титул сменился на кагана (хана ханов). Первым народом, у которого появились эти титулы, были жужани9 с территории современной Монголии. У дотракийцев были схожие титулы (кхал), что прямо указывает на сходство языков, но прочие элементы не вполне соответствуют тюркам: их символом был волк, а не конь, и поклонялись они,  до принятия ислама, небесному божеству (Кан Тангри), а не Великому жеребцу.  Культ коня существовал у ариев; обычай жены взойти на погребальный костер ее мужа вновь характерен для индийского общества (ритуал сати), но на этом уже исчерпывается сходство дотракийцев и с ариями.

Интересен до некоторой степени обычай держать вдов погибших кхалов в храме Ваез дотрак в центре их священного города. Обычай вдовьих домов не характерен ни для одной древней (или технологически примитивной) культуры, как благотворительные учреждения они появляются лишь в 19 в. в просвещенной уже к этому времени Европе10; впрочем, если посмотреть внимательнее, Ваез дотрак это не совсем «вдовий дом». На языке дотракийцев, созданном для сериала, ваез значит «дом», а датрак – всадник; на собрании кхалов, решающих судьбу плененной Дайнерис, присутствуют только мужчины. Скорее это «мужской дом», и подобное форма общежития характерна для значительного количества культур, от островов Полинезии до Африки и Америки, подобные дома коррелируют с наличием мужских союзов, часто тайных и порой имеющих секретные языки, и с системой инициаций. Одно лишь «но» - эти дома характерны для земледельческих, оседлых культур, и не встречаются среди кочевников, чей образ жизни предполагает намного большее взаимодействие мужчины и женщины.  

Таким образом, мы можем идентифицировать дотракийцев со многими кочевыми народами древности – от ариев (культ коня, правило сати), до скифов (жизнь на коне, казнь с расплавленным золотом), тюрков (схожесть титулов), сельжуков, кангюйцев (городище Культобе VS Ваез дотрак) и даже монголов более позднего времени. Некоторые черты дотракийцев не имеют исторических аналогий (мужские союзы у кочевых народов), таким образом, мы полагаем, дотракийцы не имеют какого-либо одного реального прототипа, а являются образом молодого кочевого народа, еще незнакомого с понятиями роскоши и неотделимых от нее размышлений о бренности всего сущего.

Следующая группа, «безупречные», позволяет более четкую историческую параллель. Они похожи на янычар11 Османской империи – изначально их набирали из юношей покоренных народов, часто из европейцев, они считались рабами султана, жили в казармах, жениться или заводить свое хозяйство им не разрешалось до 1566 г. (до султана Селима II). В истории янычары остались как безупречная и бесстрашная гвардия султанов; это действительно похоже на «безупречных», гвардию бурерожденной Дайнерис.

Исходя из сходства Эссоса и Ближнего Востока, мы можем взяться и за независимые города в Заливе работорговцев. Эти города по очереди освобождает Дайнерис, мать драконов и разрушительница оков; точнее сказать, она их захватывает хитростью, ложью и откровенным предательством, но цель, в данном случае,  вероятно, оправдывает средства – ей важно покончить с рабством. Освобождаются тысячи бывших рабов, и здесь возникают вопросы.

Что делала такая масса невольников в трех городах, окруженных морем и пустыней? Ответ предполагается самим гидронимом – если это залив работорговцев, то эти рабы, скорее всего, являются просто товаром12. Разумеется, некоторая специализация этого угнетенного класса существует – в Миерине, как и в Астапоре, тоже существуют рабы-мужчины, тренированные для сражений. Требование открыть Бойцовые ямы объясняется, вероятно, не столько необходимостью «хлеба и зрелищ», сколько существованием такого «производства» – если есть товар, то он должен быть продемонстрирован потенциальному клиенту. Остальные рабы, стоит полагать, также были как-либо специализированы, и подтверждением тому является сам институт рабства на Древнем Востоке – важным доходом ассирийцев от их военных походов были ремесленники, которых они насильно переселяли в города своей империи. Рабы являются товаром, о котором заботятся, как должно заботиться о товаре исходя из самого его определения. Освободив рабов, Дайнерис подарила им возможность заботиться о себе самостоятельно, но как заботиться – не понятно. Пока идет война с «Мудрыми господами», у них есть причина не задавать много вопросов, но что будет, когда война окончится? Оставим это на усмотрение сценаристов.

Важно и наличие флота, и именно за ним отправляется Дайнерис в Миерин. Представитель города, прибывший на переговоры, обещает ей и золото, и корабли в достаточном количестве. Этот флот позже появляется под стенами города, бомбардируя его укрепления; стоит предположить, что такая масса кораблей использовалась для работорговли. С какими же народами реальной истории схожи такие города?

В истории Древнего Востока был период прихода т.н. «народов моря» в период 12-8 веков д.н.э., это называют «коллапсом Бронзового века». Народы, пришедшие тогда с севера, разрушили большие цивилизации: Минойское царство, Миттани и Новохеттское государство. Это были в большинстве своем индоевропейцы по языку (сарды, тиррены, фракийцы, дорийцы и пр.), но часть народов были семиты, в частности филистимляне и финикийцы. Сведя воедино все уже известное, можно предположить под заливом работорговцев возникшие в то время финикийские города: Тир, Сидон, Библ, Берит и Триполи на побережье Леванта. Все они сохраняли независимость друг от друга и могли объединяться в союзы как против чужих (например, против Египта), так и против своих (например, осада Александром Тира). Основой их экономики было высокотехнологичное по тем временам ремесленное производство (финикийцы первыми изготавливают прозрачное стекло и умеют добывать пурпур из моллюсков), а также работорговля. В течение 500 лет независимого существования (до Кира I) эти города оставались центрами ремесленного производства и работорговли; кажется, эта специализация сохранялась там и до самого недавнего времени. Они управлялись царями и с советом рабовладельческой знати и духовенства, власть царя была слабой, они довольно часто сменялись, в том числе и в результате восстаний рабов. Абдастрат I (Старатон) пришел к власти в IX в. д.н.э. именно таким образом, и восстание под его руководством закончилось полным уничтожением мужчин-господ, а их женщины и дети были распределены между восставшими. Поход Дайнерис не был столь беспощадным, но ее несклонность к компромиссам также немного напоминает нравы тех времен и мест.

Итак, Браавос и Пентос схожи по ряду черт с Делосом и Родосом, финансовыми центрами древнего мира; дотракийцы кажутся собирательным образом пассионарного молодого народа, начиная от касситов и заканчивая монголами эпохи Чингисхана; «безупречные» напоминают янычар; города Залива работорговцев схожи с городами финикийцев по типу хозяйства и географическому положению. Остается одна группа, т.н. «Младшие сыны»,  возможно и имеющая исторические аналогии, но столь многочисленные, что нам трудно установить их хотя бы приблизительно. Младшие сыны, судя по Даарио Нахарису, фавориту Дайнерис, были выходцами из рабов, подготовленных для поединков или войны, таких, вероятно, было много. Бог знает, кого здесь имел в виду Дж. Мартин; в конце концов, они могут быть просто выдумкой, во всяком случае, информации об их организации или даже происхождении явно недостаточно для каких-либо правдоподобных аналогий.

Вторым спорным вопросом является Валлирия. Она бывает Древняя и еще какая-то, и в фильме она показана недостаточно, лишь однажды там проплывают Джорах из андалов с пленённым Тирионом. Джораху это, возможно, будет стоить жизни, ведь именно там находятся место, куда ссылают «каменных людей»; похоже на остров Спиналонга в восточной части Крита, место, куда уже в 20 веке свозили прокаженных со всей Европы.

Почему Греция оказалась в Азии? Трудно сказать, но исторически Греция куда более тесно связана с Азией, чем с Европой. То ее завоевали пришельцы с востока, то она побеждала их, и с блеском. «Северные народы смелы, южные народы – культурны, но лишь греки и смелы, и культурны», сказал Аристотель, и для своего времени он был очень прав. Пересказывать долгую историю этой страны, до которой, как и до Битлз, не было ничего, не наше дело, но сходство Валлирии и Греции возможно, а если автор поместил ее в Азию, то там ей, наверное, и место.

 

Религиозные сообщества

Перед тем, как вернуться в Вестерос к Белым ходокам, мы коротко рассмотрим три организации на базе религиозных воззрений. Они структурированы не территориально, а именно на базе верований. Во-первых, это жрицы «Владыки света», и здесь у нас много материалов благодаря и Милисандре, погубившей Станиса, но спасшей Джона Сноу (и с этой поры она выглядит привлекательно, несмотря на все ее прежние ошибки и зло), и симпатичному жрецу Братства без знамен. Во-вторых, это «воробьи», захватившие власть при слабом Томмене, сыне Серсеи. В-третьих, это Бран Старк с его способностями варга – человека, входящего в сознание животного и способного контролировать это сознание. Три общества демонстрируют нам общую динамику развития религий.

Начать нужно с Брана и его способностей13. Он мистик и видит сны, в которых ему является ворон и зовет его куда-то. Бран следует за видениями и находит место, где обитают дети леса и их таинственный жрец, вросший в дерево. Рассмотрим это.

Заселение Вестероса, по циклу романов, происходило несколькими этапами. Первыми сюда пребывают Дети леса, существа, похожие на людей, но маленького роста и с редукцией кистей рук (у них по 4 пальца), они вырезают лица на стволах «чардрев»14 и поклоняются природе и духам леса; с ними связан и культ Старых богов. Мы видим здесь широко распространенное поклонение деревьям, то, что было присуще и кельтам, и ариям, и германцам, и славянам (см. Дж. Фрейзер «Золотая Ветвь»). Эти культы связаны с одушевлением объектов природы и со способностями человека контролировать этот мир; множество анимистических религий, сохранившихся до сих пор, предполагают наличие шаманов, способных путешествовать между мирами, и веру в способность человека превращаться в животное (такова история о доне Хуане, «диаблеро»).

На смену культам безликих сил природы приходит вера в слово, и имя становится аналогом объекта. Культ «Семи богов», каждый из которых строго специализирован, является тем универсальным явлением, которое историки называют супремотеизмом. «Семеро» признаны официально, и есть духовенство, в полном смысле слова паразитирующее на этой вере, и главу их церкви ловят в борделе. Те, кто его ловит, т.н. «воробьи», похожи на последователей Савонаролы, нищего и властного проповедника эпохи Возрождения. Он протестовал против роскоши и нарядов, выступал за бедных и старался облегчить их жизнь, наверное, он был хороший человек. Его проповеди требовали крови, но реально никого не убили и не сожгли, и это похоже на методы «его воробейшества». Тот также ополчился на гомосексуалистов, но помиловал брата Маргери, молодого Лораса; даже судьба его сходна с судьбой Савонаролы. Желая судить, он был осужден сам, и хотя обстоятельства смерти различны, сходств довольно для наших смутных аналогий; впрочем, мы не планировали анализ персонажей, поэтому вернемся к верованиям.

Многие политеистические религии15 оставляют каждому богу свою нишу, и так появляются покровители торговли, мореплавания или боги войны, и лучшим, наверное, примером здесь являются древние греки. Между тем, хотя и «Семеро» специализированны, среди них нет главного, наиболее сильного божества, и здесь слабость этой религии – мир на небе не соответствует миру людей. Более того, Семь богов никак не помогают ни «воробьям», взорванным в своем храме, ни строителям септы, перебитых бандитами в конце последнего сезона, и здесь вновь чувствуется их слабость в сравнении с сильным Р’Глором, красным богом. Рассмотрим и этот третий культ.

«Солнце было жестоким божеством», говорит отец Браун в одном из рассказов Г. Честертона, и действительно, все религии, построенные вокруг культа света, солнца или огня известны человеческими жертвоприношениями, а наиболее из всех – ацтеки, вырывавшие сердца жертв на вершинах своих пирамид. Р’Глор также требует жертв, и так строится линия таинственной Милисандры; жертв оказывается слишком много и они не помогают ни ей, ни Станису; единственное свое доброе дело она делает без огня. Но жертвы и свет не единственное, что мы знаем об этом культе.

Согласно циклу романов, Р’Глор не единственный бог, но он тот, кто борется против тьмы, холода и смерти, скажем, что он борется со злом. Вместе с элементами огня и света, и с треножниками, на которых устанавливают огонь для прорицания, и с борьбой добра со злом (характерной отнюдь не для каждой религии), мы можем сравнить этот культ с древней верой персов эпохи Ахеменидов и Сассанидов, с зороастризмом. Заратустра (правильнее, наверное, говорить Зороастр) считается основателем митрантизма, веры в бога света по имени Митра (или Аурамазда). Барельефы из Персеполя и Накш-и-Рустама изображают царя, совершающего молитву перед треножником со священным огнем, могила царя Дария I имеет схожие изображения. Объектом культа был огонь, а священной книгой зороастрийцев была древняя Авеста, и древнейшая ее часть, т.н. Гара, повествует о борьбе огня, или Сириуса, с драконом Аши-Дахакой из-за космического резервуара всех вод, озера Вонракаша. Согласно Плутарху эта борьба продлится несколькими фазами по 3000 лет каждая, и победит здесь добро, и «люди станут счастливыми, не нуждаясь в пище и не строя навеса» («Об Осирисе и Исиде», гл. 46-47). После походов Александра культ Мирты распространяется по Европе, а после римско-парфянских войн становится особо популярным в среде военных (Виппер 1996: 36), в 307 г. император Диоклетиан провозгласил Митру покровителем империи (Тураев 1936, II том: 286). Схоже с Р’Глором? В чем-то точно схоже; впрочем, напомним, что точные аналогии в художественном произведении скорее минус, чем плюс, и интересные образы всегда собирательные.

На этом закончим с общностями на базе религиозных взаимодействий. Старые боги это анимистические религии с элементами шаманизма; Новые боги – это политеистический пантеон с чертами супремотеизма, или божественной профессиональной дифференциации, характерной для сложного общества; а культ бога огня – это начало монотеизма. Судя по историческим аналогиям, все три религии обречены – одна на народность, вторая на забвение, третья – на развитие. Посмотрим, что будет в кино.

 

Вестерос. Окончание. Белые ходоки

Итак, мы возвращаемся на территорию основных событий сериала. Если андалы это кельты, то что же идет на них с севера, вместе с зимой и вьюгами? От кого выстроена стена? Кто эти «Белые ходоки»?

Сам Дж. Мартин указывает на сидов и фоморов, персонажей ирландского эпоса, но фоморы не похожи на Ходоков. Они вступали в браки с людьми, и были королями (Рис 1999: 35), они были могучими мужами, но они были людьми, у них были хозяйства, поэты (Летглас – «наполовину зеленый») и музыканты (они украли арфу Дагды). Чудовищность облика фоморов (одноглазость и однорукость) в эпосах не мешает им находиться в интенсивных брачных обменах с людьми Туата де Даннан, более того, они щедрые хозяева на пирах и большие шутники, так первая «песня поношения»16 в Ирландии  была спета в адрес короля Бреса из фоморов. По мнению братьев Рис, они скорее напоминают «гостей из родовых групп, поставлявших жен в данную группу» (Рис 1999: 44). Но давайте вернемся в реальную историю.

Валы Андриана и Антонина строились против пиктов, обширного племени кельтов из горной части Шотландии, но в Вестеросе, как мы видим, нет Шотландии, но есть Ирландия, страна бардов и героев, первая страна запада17, принявшая христианство. Монастыри появляются здесь уже в V веке, после проповедей св. Патрика (389-461); здесь же впервые появляются безжалостные грабители этих монастырей – викинги.

На протяжении столетий северяне буквально терроризировали Европу. Ни кельтам, ни франкам не удавалось противостоять им, лишь в летом 911 г. впервые удалось одержать победу при Шартре, победу «невиданную по тем временам» (Тейс 1993: 149). Первая высадка викингов в Ирландии произошла в 796 г., уже после открытия Исландии, и «в период последующих 40 лет набеги были нерегулярными. После 836 года викинги стали действовать по-другому. Они впервые совершили рейд вглубь острова, на территорию, управляемую южными Уи Нейлами, и взяли в рабство много людей. Согласно местным анналам, этот набег – самый жестокий из всех, что совершали язычники на землю Коннахта. Следующий год оказался еще хуже. В водах Бойна и Лиффи появился флот численностью около шестидесяти кораблей… Три года спустя викинги явились на Лох-Ней, где высадились на берег и разграбили окрестные монастыри» (Невилл 2009: 45-46). В начале Х века почти на 20 лет вся Ирландия находилась под властью этих воинов древности, и лишь внутренние раздоры вынудили их уйти.

Походы викингов осуществлялись в двух направлениях. Даны, основатели Ютландского государства, совершали набеги на Англию, Францию и далее на юг, они даже создавали государства, не лишенные культурного значения (Сицилийское королевство с Неаполитанским университетом). Остманы, викинги с севера, заселяют Исландию в 8 в., двигаются по северным путям, открыв Гренландию и достигнув Нового Света. Они создали Старшую Эдду, прекрасную иллюстрацию простой жизни ради славы18. Если юты и даны больше интересовались цивилизованными странами, то северная ветвь, как кажется, была морскими бродягами, столь популярными ныне.

Но что общего между светловолосыми викингами и упырями с синими глазами? Не так много, как обычно, лишь несколько черт. Например, их непобедимость, и так Белого ходока может сразить только настоящий герой (Джон Сноу), или он может погибнуть по своей собственной ошибке (Сэм Тарли). Кроме того внешний вид Ходока, лишенного доспехов, и тактика их боя во главе армии мертвых напоминает тактику берсеркеров, идущих впереди отряда викингов. Нам известно, что Ходоки появляются в сериале относительно поздно, поскольку сам их образ долго не согласовывался дизайнерами, и когда первый из них появляется в конце второго сезона, он предстает на мертвой лошади и практически без одежды. В дальнейшем, например при нападении в Последнем доме, или во время атаки на катакомбы под чардревом, на Ходоках уже появляются элементы доспехов, схожих с теми, что носили северяне.

Сравним это с викингами. Тацит, описывая «феннов» (финнов) в «Германии», говорит об их крайней скудности и бедности, о тех же, кто побогаче, он сообщает, что «богатые для отличия носят особую одежду, не такую, как парфяне и сарматы, со многими складками, но плотно облегающую тело и, так сказать, обрисовывающую все его формы» (п. 17). В «Ригсмале», древнем поэтическом сказании, ярл (племенной вождь) описан так:

 

Борода его расчесана и лоб открытый,

Плотно к телу прилегает одежда его (цит. по Вейс 1999, том II: 274).

 

Берсеркеры, впоследствии личные телохранители конунгов, вполне соответствуют этому описанию. Исландский скальд Снорри Стурлусон так описывает ярость берсеркера: «Один мог сделать так, что в бою его недруги становились слепыми или глухими или наполнялись ужасом, а их оружие ранило не больше, чем хворостинки, и его воины бросались в бой без кольчуги, ярились, как бешеные собаки или волки, кусали свои щиты, и были сильными, как медведи или быки. Они убивали людей, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Такие воины назывались берсерками.» («Круг земной» гл. 6). По утверждению Тацита такие воины составляли первую линию нападения («Германия» п. 31).


ivanov3.jpg


Итак, страшные враги с севера шли в бой либо без одежды (ber – значит «голый» на древненорвежском), либо в одежде, но прилегающей к телу. Их было немного (известно о 12 берсеркерах короля Хрольфа Краке), они были профессионалами и владели оружием, стоит полагать, мастерски. Вероятно, перед боем они употребляли настойки из мухоморов (или иных магических грибов, которыми богат север), что повышало их реакцию и снижало болевой порог, кроме того, скандинавы выгодно отличаются силой и статью, взгляните на норвежских биатлонистов. Можно представить, какой ужас наводили эти мрачные гиганты, ярящиеся и кусающие свои щиты, на невысоких и поэтичных кельтов, с их женщинами-друидами и бардами с арфами. И эти враги были реальны, они шли с зимой и метелями. Вот и ходоки.

 

Заключение

Мы взглянули на некоторые исторические сообщества, напоминающие по некоторым своим чертам этнические или религиозные группы в популярном телесериале. Кто-то скажет, что зелен виноград и не стоит пользоваться приемами популизма при научном анализе, но мы предложим такому критику прогуляться, ибо нет законов для научного интереса. Если он есть, то будет и анализ, а если интереса нет, то вообще за дело лучше не браться; нам хотелось разобраться в вопросе, а вам, если вы дочитали до конца, тоже, возможно, было немного интересно.

И, чуть перефразируя одного персонажа романа К. Воннегута, было бы очень здорово, если бы каждый пятилетний ребенок в нашем городе улучшал и исправлял нарисованную, или, точнее, набросанную нами в черновике картину. Мы нашли то, что смогли, наверняка более внимательный или знающий исследователь найдет больше, и мы желаем ему удачи в этом плавании по волнам вымыслов и реальностей.  

 

Библиография

Вейс Г. 1999. История цивилизации (3 тома). М: Эксмо-пресс

Виппер Р.Ю. 1996. История Средних веков. Киев: Airland.

Крывелев И.А. 1975. История религий (в 2 томах). М: Мысль

Лебек С. 1993. Происхождение франков. М: Скарабей

Невилл П. 2009. От Тары до Святого Патрика // Ирландия. История страны М: Эксмо.

Поланьи К. 2002. Великая трансформация. С-ПБ: Алетейя

Причард С. 1730. Масонство в разрезе. Лондон  http://memphis-misraim.ru/wp-content/uploads/2013/06/masonstvo-v-razreze.pdf

Рис А., Рис Б. 1999. Наследие кельтов. М: Энигма

Тейс Л. 1993. Наследие Каролингов. М: Скарабей

Тураев Б.А. 1936. История Древнего Востока. ОГИЗ, Ленинградское отделение.

Фрейзер Дж. Дж. 2003. Золотая ветвь. М: Ермак




И кровный сын Ройгана, что очень схоже с Джоном Сноу, как кажется, кровным сыном Рейгара.

2 «И прибыли к Александру послы от других независимых племен, живущих возле Истра, а также от Сирма, царя трибаллов. Пришли послы от кельтов, живущих у Ионийского залива» (Арриан, цит. по Елисеев 2012: 106). Иллирия – историческая провинция на Северо-западе Балканского полуострова.

3 Их непарность есть «знак принадлежности к Иному миру, и соответствует их враждебности и агрессивности» (Рис 1999: 43). Сам Дж.Мартин в одном из интервью указывает на фоморов как на прообраз Белых ходоков, впрочем, к этой группе мы вернемся в конце статьи.

4 см. Ю.Веремееев «История Армии»; Ю.Л. Селевич «История Средних веков», книги доступны онлайн.

5 см. Бонгард-Левин Г.М. «Древняя Индия», Елизаренкова Т.Я. «Ригведа – Великое начало».

6 см. например, роман  Г. Майринка «Голем».

7 В храме Соломона также находились два столба, Боаз и Якин (Причард 1730: 8), и сочетание двух этих слов также являлись паролем и отзывом у масонов.

8 см. Страбон «География», Геродот «История».

9 Из китайской летописи «Сун шу» нам известно что, у жужаней «нет городов», они «занимаются скотоводством, переходя с места на место в поисках воды и травы». Живут они в юртах называемые то «войлочными палатками», то «куполообразными шалашами». Пищей для них служили мясо животных и кобылье молоко.

10 Дж. Фрейзер указывает на распространённость табу для носящих траур во многих культурах, но четко указывает лишь на полинезийцев, на индейцев шусвап (Британская Колумбия) и на Новую Гвинею (Золотая ветвь 2003: 222-223). Ни одна из приведенных им культур не является кочевой.

11 Другой версией могут быть мамлюки, но они были воинами на конях и, хотя и набирались из иноземцев, у нас нет данных о том, что они не могли иметь семей («безупречных» кастрировали, что должно означать именно отсутствие семьи, потомства и иной ответственности, кроме как перед своим государем).

12 В серии романов указано, что они занимались сельскохозяйственными работами, но мы полагаем, что это уже совсем выдумка – охраной Миерина занимались «Младшие сыны», группы наемников из бывших рабов. Этих сил очевидно недостаточно для контроля тысяч рабов, занятых в сельском хозяйстве, более того, мы занимаемся анализом сериала, а не книг Дж. Мартина, скорее графомании, чем литературы.

13 Он обретает такую способность после падения с башни, и его сила очень велика, он способен контролировать сознание не только волка, но и даже человека; как и любой талант, этот редкий дар требует труда и ума. У Брана, как кажется, пока что нет ни того, ни другого, и все, чем он занят, это скандалы и выяснение обстоятельств прошлого своей семьи; возможно, в дальнейшем он сможет сделать что-то полезное не только для себя.

14 Породы деревьев, схожей с деревом сал (Shorea), когда в середине осени его листья становятся ярко красными, а стволы, лишенные коры, белеют на склонах холмов.

15 Исключая, возможно, только индуизм, где культ важнее чем объект культа, и это направление веры, можно, наверное, обозначить как энотеизм (по выражению М. Мюллера). Здесь одно из божеств пантеона избирается адептом как наиболее важное, и ему поклоняются в первую очередь, что не устраняет всех прочих божеств. Вы можете покланяться Иисусу или его матери, Марии, но если вы следуете установленному порядку, т.е. устраиваете пуджу, т.е. разбиваете кокос и разжигаете благовония, воткнув ароматические палочки в банан, то это не вызовет никакой критики. Завтра вы можете сделать тоже в честь Ганапати, или Витхобы, или Аллаха, если наступил его день, необходимо лишь следовать ритуалу.

16 «Ничего, кроме пагубы, не будешь знать ты с этого часа» (Рис 1999: 36)

17 Следующими были франки, романизированное племя древних германцев. Их вождь Хлодвиг принял крещение в день рождества 498 г. (Лебек 1993: 55).

18  «Пусть невелик твой дом, но твой он, и в нем ты владыка; пусть крыша из прутьев и две лишь козы, - это лучше подачек» (Речи Высокого, п. 36). Или: «Гибнут стада, родня умирает, и смертен ты сам; но знаю одно, что вечно бессмертно: умершего слава» (там же, п. 77). Все прочие народы плачут о потерянном рае, и лишь викинги пируют в Асгарте, зная о грядущей битве и своей гибели, зная, что волк поглотит солнце.

(Голосов: 3, Рейтинг: 3.33)
Версия для печати

Возврат к списку