29-03-2020
[ архив новостей ]

Семейные истории «новых крестьян» в регионах Центральной России: отражение современных сельско-городских взаимодействий

  • Автор : Т.Б. Уварова, Д.А. Долгих, М.А. Сергеев
  • Количество просмотров : 103

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект 18-09-00774 «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров», руководитель д.и.н., проф. О.Ю. Артемова.


Аннотация: В статье приводятся и анализируются данные очередного полевого сезона в рамках проекта по исследованию «нового крестьянства» России. Основное внимание уделено семье фермеров как особой исторической форме родственного сообщества, органично интегрирующего производственные, бытовые, моральные, эмоциональные сферы человеческой жизни на всем ее протяжении Особый интерес представляет выявление специфики семьи аграрного населения в условиях индустриального и постиндустриального общества, от освоения новейших технологий до сохранения и передачи общих национальных ценностей и смыслов.


Ключевые слова: продовольственная национальная безопасность, аграрное население России, фермерство, семья, национальные ценности и смыслы


Absract: The article represents and analyzes the data collected during the last field season in frames of the project on «the new Russian peasants». The main attention is payed to a farmer’s family as a special kind of social organization combining economic, moral and emotional aspects of human life. Of a special interest appears to be characteristic features of a rural family in the conditions industrial and postindustrial society with respect to mastering of new technologies as well as preserving common national values and life meanings.


Key words: national security, security of subsistence, rural population of Russia, farmers, national values and life meanings


Семейная история – классический источник социально-антропологического исследования, а выявление и анализ такого рода материалов некоторые антропологи считают даже более важным для дисциплины методом, чем «брендовое» для социальной антропологии «включенное наблюдение», тем более что семья – этнолого-антропологическая универсалия «всех времен и народов».

Обозначая общую рамку – Россия сегодня – с точки зрения( конкретных реалий объекта исследования – «новые крестьяне» Центральной России – стоит упомянуть хотя бы кратко некоторые вехи исторического контекста его формирования. Юбилейным 2019 г. стал для двух масштабных общегосударственных социально-экономических проектов - 65-летие освоения целинных земель в первой половине 1960-х гг. и 30-летие (практически) постсоветского фермерского движения. Первый из них был призван запустить процесс «индустриализации» сельского хозяйства и «урбанизировать» сельский быт в стране. Результаты оказались гораздо скромнее замысла, в отличие от катастрофических экологических последствий. Фермерское движение стало новой попыткой решения прежних задач, но с опорой на индивидуальные хозяйства вместо колхозов и совхозов, которые, впрочем, были быстро заменены крупными частными агрохолдингами.

Таковы были поистине тектонические сдвиги в аграрной сфере России, исследование которых ведется полидисциплинарными методами. Наиболее масштабные процессы изучает социология, например, массовые важные результаты получены и обобщены в Белоруссии, что представляет большой интерес для сравнительного анализа. В монографии анализируются проблемы развития провинциального сообщества, места провинции в налаживании социальных связей и взаимоотношений в системе «центр-периферия», роли провинциального сообщества в социализации, интеграции и адаптации живущих в селах и малых городах людей. Изучение возможностей и перспектив провинции в социуме требует конкретно социологического анализа, так как не имеет пока однозначных и простых решений [Судьба белорусской провинции 2015: 5] В современной отечественной историографии развиваются исследования на стыке социологии и социальной антропологии На базе всероссийских исследований в 2012–2016 гг., проведенных социологами РГГУ, использования и сопоставления со статистической информацией, с данными Института социологии РАН, ВЦИОМ, Левада-Центра и других, в том числе и региональных исследовательских организаций, осуществлена попытка раскрыть смыслы жизненного мира жителей современной российской деревни [Смыслы сельской жизни 2016].

Получает распространение применение социальноантропологического подхода. Примером последнего могут служить полевые материалы, полученные в рамках исследовательского проекта «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров» (грант РФФИ, выполняемый УНЦСА РГГУ (2018-2020) в Смоленской, Липецкой, Орловской и Курской областях Материалы прошли апробацию в магистерской диссертации участника поездки в Смоленскую и Липецкую области, защищенной в 2019 в УНЦСА РГГУ . В статье использованы, главным образом, полевые материалы по Смоленской (г. Вязьма, Вязьменский и Угранский районы, г. Гагарин (Гжатск) и Гагаринский район), Орловской и Липецкой областям. Собранные материалы во многом продолжают многие темы, выявленные при социальноантропологическом исследовании малых городов России, проведенных в 2015-2017 годах преподавателями и студентами УНЦСА РГГУ [От повседневного быта – 2019: СС.23-29].

Поскольку сегодня любая группа людей с большой вероятностью представлена в интернете и имеет свою специализированную площадку, постольку в процессе предэкспедиционной подготовки предварительно были выявлены специализированные интернет-ресурсы. Информация о фермерах оказалась представлена на сайтах областных, городских и районных администраций. Подобные сайты не подчиняются какому-либо стандарту, и размещенная на них информация сильно рознится по регионам. Например, на сайте администрации Смоленской области размещены списки юридических лиц, занимающихся производством и переработкой сельхозпродукции. Начав работу, мы в первую очередь обратились к ресурсам, посвященным фермерам, и бизнес-порталам.

Только в ходе личных встреч можно было установить, что смоленские фермеры практически все – люди семейные, хотя далеко не у всех фермерство семейное дело. Истории жизни семей обсуждались уже в ходе интервью во время личных встреч. Главным событием в историях нескольких семей фермеров разных районов Смоленской области является их относительно недавнее, в начале 1990-ых гг., переселение из бывших советских республик (из Азербайджана, из Киргизии, из Казахстана, из Молдавии) в Россию, связанное с распадом Советского Союза.

Практически все они - русские переселенцы из сельской местности, продолжающие и в России вести привычное для них хозяйство, обычно связанное с разведением крупного рогатого скота. Обстоятельства переселения во многом сходные, вызванные возникшими сложностями на прежнем месте жительства, так как приоритеты, по словам информантов, явно «получали люди коренной национальности». Практически все называют потерю перспективы получения образования и трудоустройства для детей.

Все, с кем мы проводили интервью, переселялись целенаправленно в сельскую местность, собираясь заниматься сельским хозяйством, преимущественно разведением скота. Семья Т., включая теперь уже пожилых родителей мужа, из Казахстана. Они переехали в поселок в пригороде районного центра г. Вязьма, предварительно побывав в этих местах, поскольку в Смоленской области проходил военную службу один из четырех братьев. Он тоже фермер, живет под Смоленском, занимается разведением птицы.

Статус фермера оформлен на жену главы семейства, она представляет хозяйство в районной администрации, ветеринарной службе, занимается оформлением отчетной документации по грантам и субсидиям, договорам; без ее участия пришлось бы привлечь профессионального специалиста-бухгалтера, считает Т.. Жена занимается переработкой молочных продуктов в отработанном порядке непрерывного цикла для своей семьи и на продажу на рынке, и по заказу постоянных покупателей.

Помимо родителей, которые по возрасту нуждаются в помощи, в летнее время гостят родственники с детьми, и все нуждаются в заботе хозяйки большого дома (двухэтажный, построен из строительных типовых панелей). Дом оборудован по городскому стандарту и укомплектован бытовой техникой, но «обиходить его в одни руки», да ещё и дополнительная фермерская нагрузка - огромный труд, который может выполнить только подготовленный своим жизненным опытом расторопный человек. Женщина почти не участвовала в разговоре, подойдя поздороваться, она затем на ходу уточняла ответы мужа, постоянно перемещаясь между домом и специальной хозяйственной постройкой во дворе, где идет переработка молока в сметану и творог.

Фермер сам выполняет в хозяйстве все обязанности механизатора и скотника при своем стаде в 100 голов, включая молодняк: по обработке земли для посева кормовых культур, заготовке сена, уходу за животными, включая выпас (используя «электрического пастуха»), при необходимости – забой скота, считая, что делает это профессиональнее и чище, чем на государственном предприятии. Он обеспечивает техническое обслуживание своей техники – четыре трактора с дополнительным оборудованием, планирует закупки горючего и необходимое электроснабжение оборудования для переработки продукции, ее доставку на рынок или по заказам покупателей. Во время сезонных трудоемких работ привлекаются наемные рабочие из местных жителей в соответствии с положением о фермерах с фиксацией минимальной зарплаты и рабочей нагрузки, что требует дополнительной серьезной отчетности. «Или бумаги писать, или работать», кратко подвел итоги наш собеседник.

Взрослые дети уже получили образование - дочь стала врачом, училась и работает в Москве, где у нее своя семья. Очевидно, что родители гордятся ее достижениями. Сын после службы в армии служил в милиции в Подмосковье, сейчас вернулся домой, помогает отцу, но оставаться здесь не собирается, предпринимал попытки устроиться в Вязьме на Механический завод. На заводе, да и на других предприятиях (молокозавод, хлебный комбинат) не устроила низкая зарплата (максимум – 12-15 тыс.), тяжелые условия труда, транспортное неудобство – до города недалеко, но общественный транспорт ненадежный, а на своей машине ездить дорого, да и трасса зимой и не всегда расчищена. У семьи две машины, на новой «японке» он подвозил нас к остановке рейсового автобуса в соседнем поселке (категорически отказавшись от небольшой платы), где расположена центральная усадьба бывшего совхоза, а сам поселок с довольно многочисленными новыми домами и ухоженными цветниками имеет вид скорее респектабельного дачного поселка, а не сельского поселения. Сопутствующие ведению животноводческого хозяйства фермы и машинный двор «вынесены» на выселки, как мы видели рядом с фермерским двором, а большие участки бывших совхозных сельхозугодий, зарастающие сейчас сорным лесом, стали корпоративным охотничьим хозяйством, выкупленным «москвичами», как сообщили местные жители. Вход на эту территорию для них теперь закрыт, что естественно, не прибавляет симпатии к соседям из столицы.

Подробное описание именно этой фермерской семьи, ее гендерных и поколенческих характеристик, быта и хозяйственной деятельности не случайно: семью хорошо знает и администрация городского и районного уровней, и представители ветеринарной службы, и ближние соседи, и фермеры из других районов, как показали наши последующие контакты. Эту семью считают своего рода образцом ведения фермерского хозяйства, «настоящими фермерами», прекрасно понимая, какой огромный труд стоит за достигнутым благополучием.

Однако обустройство на новом месте у переехавших в Россию шло по-разному, у некоторых – драматично. Так, у ближайшей соседки Т. немолодой женщины (она представилась Р., приехала с семьей дочери из Молдавии) -вскоре после покупки фермы погиб зять, хозяйство без мужских рук пришлось продать, но она по-прежнему держит маленькое стадо в 10 голов, продает молочные продукты на рынке в Вязьме. Дочь и теперь уже взрослая внучка помогают ей с доставкой товара на рынок на своей машине – обе женщины «за рулем», но постоянной фермерской работой молодежь не занимается. По статусу, хозяйство женщины скорее относится к личному подсобному хозяйству (ЛПХ), чем к крестьянско-фермерскому (КФХ), но жесткой грани между ними не проводит даже администрация.

В некоторых случаях «новые крестьяне» и сами принципиально отказываются от взаимодействия с административными учреждениями и от получения статуса фермера, испытывая недоверие к власти, либо ищут способы минимизировать для себя налоговую и социальную нагрузку, которое влечет получение государственных грантов.

Продажей излишков молочных продуктов на рынке занимаются и жители ближайших к Вязьме сел, чаще всего женщины привозят их на рынок в выходные, часть - для постоянных покупателей. У многих дети живут в городе, они тоже помогают с транспортом, хотя пригородные жительницы нередко и сами владеют автомобилями и пользуются ими самостоятельно, как С. из ближайшего села Черное, с которой мы познакомились на рынке. Живущая в городе дочь, которой она помогает присматривать за детьми, подменяет ее на молочном хозяйстве в августе – сентябре, когда С. старается поехать отдохнуть на море – «силы на хозяйство нужны».

Особую группу составляют молодые фермеры, наиболее яркая фигура среди них - Д, он местный уроженец, получил высшее образование в Московском авиационном институте, успешно работал по специальности в городе, но вернулся в село, чтобы заняться сельским хозяйством. Хотя ферма оформлена на отца, руководит хозяйством молодой предприниматель, оперативно меняя направление хозяйства от молочного и мясного на растениеводство, производство кормов и технических культур, напрямую устанавливая контакты с производителями, например, льняных изделий в Белоруссии.

Жена-горожанка, занимаясь детьми и домом (новым, только что построенным по городским стандартам) ведет бухгалтерию. К работе в хозяйстве привлечены одноклассники и друзья, оставшиеся в селе, и молодой коллектив увеличивает обрабатываемые площади, стараясь переводить аренду в собственность. Помимо грантов приходится брать кредиты, и даже собственный дом находится под залогом, поскольку понадобилось купить новую технику – обслуживание кредита требует около 600 тыс. рублей в месяц.

Еще одна молодая фермерская семья пытается совместить ведение собственного хозяйства с жизнью в Москве, поскольку не хотят лишать детей-школьников возможности учиться в столице. Тем не менее, жена выполняет роль квалифицированного бухгалтера, а также занимается подготовкой сложной документации по грантам, успешно их получая и заменяя мужа в периоды его поездок за новыми партиями племенного скота в Шотландию и Аргентину. Планируется довести численность стада до 600 голов, чтобы его содержание стало действительно рентабельным. Наемными работниками из местных жителей супруги недовольны, считая их безъинициативными и склонными к алкогольной зависимости, что, надо признать, небезосновательно.

Для современных фермеров контакты с «городом», начиная с небольших районных центров, необходимы в их повседневной профессиональной деятельности – требуется постоянное взаимодействие с администрацией, ветеринарной службой, городскими перерабатывающими предприятиями (хлебозавод, молокозавод), с организацией сбыта продукции через фермерские магазины и сельхозрынки.

«Всеобщая автомобилизация» фермерских семей делает более доступными для них городские социальные учреждения, учитывая, что семьи с детьми нуждаются в специализированном медицинском обслуживании, образовательных учреждениях, особенно если принять во внимание планы родителей дать детям высшее образование, часто не связанное с продолжением развития семейного фермерского хозяйства.

Препятствия для развития фермерства в Центральной России, по материалам полевых исследований УНЦСА РГГУ в рамках исследовательского гранта РГГУ «Новые крестьяне России: социоантропологическое и этнокультурное исследование жизненных стратегий современных фермеров», показали, что большинство представителей крестьянско-фермерских хозяйствах (КФХ) и личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) не знают и не используют возможности, предусмотренные соответствующими правительственными программами. Финансовая и юридическая безграмотность населения сельских районов выступает одним из тормозящих факторов развития фермерского движения. Большинство проблем, с которыми сталкиваются предприниматели в сельской местности, носят инфраструктурный характер, такие как логистические и коммуникационные, и находятся вне компетенции органов федеральной и местных властей, отвечающих за развитие сельского хозяйства.

Помимо сказанного, одной из главных причин, тормозящих развитие сельских территорий, является отток наиболее активной и талантливой молодежи в города, во многом связанный с удручающим состоянием социальной инфраструктуры на селе – образованием, здравоохранением и досугом. Будущее деревни зависит от реформирования именно социальных, а не экономических и административных институтов.

В условиях импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности исследование фермерства и «нового крестьянства» России представляется необходимым в силу колоссальной дистанции между чиновничеством, разрабатывающим соответствующие программы, и непосредственными производителями сельхозпродукции. Незнание нужд сельских жителей, владеющих приусадебными хозяйствами, и предпринимателей малых форм а подчас и полное к ним безразличие, приводит к тому, что работа чиновников отвечает полностью полностью лишь интересам крупных агрохолдингов.

В целом, «новое крестьянство» постсоветской России представляет собой одну из динамично меняющихся групп населения, в значительной степени утрачивающего стереотипный образ «хранителя культурных традиций» даже на региональном и локальном уровнях. 


Литература

От повседневного быта к поискам жизненных смыслов: социальноантропологическое исследование. — М.: Смысл,2019. – 392 с.

Смыслы сельской жизни 2016 — Смыслы сельской жизни :(Опыт социологического анализа) / Под ред. Ж.Т. Тощенко. — М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2016. — 368 с.

Судьба белорусской провинции 2015 — Судьба белорусской провинции: социологический анализ / Смирнова Р.А. [и др.] под общей редакцинй Р.А. Смирновой - Минск: Беларуская Навука, 2015. – 434 с.


Сведения об авторах:

Уварова Татьяна Борисовна, доктор исторических наук, профессор Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета. ethn.uvarova.tb@inbox.ru

Долгих Дмитрий Александрович, аспирант Института этнологии и антропологии РАН, преподаватель Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета. dolgikh-dmit@yandex.ru

Сергеев Максим Алексеевич, студент 4 курса бакалавриата Учебно-научного центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета. segeew.maxym@yandex.ru


(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку