16-08-2022
[ архив новостей ]

Секция Китая

  • Автор : К.А. Балюта, Е.В. Берверс, Н.В. Захарова, А.А. Забияко, К.А. Землянская, Е.Ю. Куликова, А.В. Лебедева, С.В. Никольская, М.К. Поспелова, Н.А. Строганова,
  • Количество просмотров : 304

 

К.А. Балюта (Москва)

ЧТО ПРИВЛЕКЛО ЗАПАДНЫХ ПЕРЕВОДЧИКОВ В ТВОРЧЕСТВЕ ГЭ ФЭЯ:
О ПЕРЕВОДЕ ПОВЕСТИ «ПЛАЩ-НЕВИДИМКА»

Гэ Фэй (наст. имя Лю Юн, род. 1964) — один из ведущих представителей современной китайской литературы, лауреат премии Мао Дуня 2015 года за трилогию «Цзяннань» («江南三部曲», 2012). В его произведениях нарушаются границы пространства и времени, реального и ирреального. Критики называют его творчество туманным и сложным для понимания. Некоторые из его произведений были переведены на ряд европейских языков и на японский, но на русский язык переводов не существует.

«Плащ-невидимка» («隐身衣», 2012) — социально-фантастическая повесть, удостоенная премии Лу Синя в 2014 году за оригинальность. В 2016 повесть была опубликована в США, став первым переводом Гэ Фэя на английский язык. Детальный анализ повести поможет понять, что привлекло западных переводчиков в творчестве писателя.

Балюта Ксения Антоновна, аспирант, Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова

 

Е.В. Берверс (Эйндховен, Нидерланды)

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭСТЕТИКИ НА ПРИМЕРЕ
 СТИХОТВОРЕНИЙ В РОМАНЕ ЦАО СЮЭЦИНЯ
«СОН В КРАСНОМ ТЕРЕМЕ» (XVIII В)

Действие романа разворачивается в двух мирах: в мире реальном и в мире потустороннем («области Небесных грез»), переход из одного в другой часто совершается во сне, поэтому многие комментаторы связывают роман с философской притчей Чжуанцзы о бабочке. Трансцедентность фабульных ходов и судеб героев находит отражение в стихах.

Предсказания будущего двенадцати благородных девушек из Цзиньлина построены на антитезе, в некоторых одновременно заключены и загадки, и разгадки. Характеры большинства персонажей также имеют в основе антитезу. Мысли о двойственности жизни (сон – явь, расцвет – увядание, правда – ложь, радость – печаль, ...) пронизывают все лирические отступления.

Так же, как в традиционной китайской живописи, в стихах отсутствует полная законченность и четкость изображаемого, многое показано условно, с помощью намеков и символов. Главное для поэта – показать не сам объект, а его движение, изменение, передать в лирических образах дух, настроение.

Берверс Елена Валентиновна, кандидат филологических наук, Народный университет (Volksuniversiteit)

 

Н.В. Захарова (Москва)

ДИНАМИКА ЖАНРА ЭССЕ В КИТАЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ В.

С началом движения за новую культуру и литературу – движения «4-го мая» 1919 г. эссе по популярности опережает такие жанры фабульной прозы, как роман и повесть. Этому способствовали новые жанровые характеристики бессюжетной «разбросанной» прозы, продолжившей традиции жанра суй би (随笔, VII-IX вв.), а в 20-30-е гг. ХХ в. получившей название: суй гань лу (随感录) и саньвэнь (散文). Новации затронули формальные и эстетических критерии: происходят смена классического вэньяня, языка «изысканной прозы», на разговорный байхуа, расширение тематики, отказ от строгих правил эстетических канонов; жанр характеризуют изменчивость формы, вариативность стиля. Также, как и в Японии, в Китае на расцвет саньвэнь во многом повлияла западная, частности, английская литература. Значительную часть сочинений повествовательного жанра малой формы составляли воспоминания о детстве, родителях, малой родине (лирические эссе).

Захарова Наталья Владимировна, кандидат филологических наук, Институт мировой литературы им. А.М. Горького РАН

 

А.А. Забияко (Благовещенск)

НА СТЫКЕ ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО:
СТАНОВЛЕНИЕ ПРОЗЫ «ПЕРЕХОДА В ГУАНЬДУН» В 20–40-Х ГГ. XX В.

В докладе ставится проблема исследования китайской литературы направления «Переход в Гуаньдун» («闯关东运动»). В 20-е гг. прошлого века группа прогрессивных китайских писателей (Сяо Хун, Сяо Цзюнь, Дуаньму Хунлянь и др.), движимых патриотическими чувствами и стремлением осуществить «литературную революцию», обращают свои взоры на северо-восточные земли и их насельников, до того времени terra incognita в китайском культурном сознании. Авторы успевают застать уникальную ситуацию сосуществования на северо-восточных территориях разных этносов, культур, социальных групп (уходящей в прошлое маньчжурской, русской, культуры коренных тунгусо-маньчжурских народов, оккупационной японской; эмигрантов, хунхузов и т.д.). Несмотря на влияние советской литературы и соцреалистического канона, традиционного китайского принципа «учительности», а также давления этнокультурных и этнопсихологических стереотипов, писатели-подвижники запечатлевают образы восприятия русских, японцев, маньчжуров и образы самовосприятия в соотнесении с представителями инокультур; фиксируют процессы этнокультурной и этнорелигиозной синкретизации, при этом делая акцент на становлении китайского национального самосознания, активно формирующегося в те годы (Сяо Цзюнь «Деревня в августе», 1935, «Третье поколение», 1935–1950; Дуаньму Хунлян «Степь Хорчинского аймака», 1935; Сяо Хун «Сказание о реке Хулань», 1942 и др.).

Забияко Анна Анатольевна, доктор филологических наук, главный научный сотрудник, Амурский государственный университет

 

К.А. Землянская (Благовещенск)

«ТИГРИНАЯ МИФОЛОГИЯ» КИТАЙЦЕВ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ
И НАУЧНОЙ ЭТНОГРАФИИ ВЕНЕДИКТА МАРТА

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта РФФИ 20-012-00318 «Образы России и Китая в художественной этнографии (по материалам русской и китайской литературы, публицистики Маньчжурии 20–40-х гг. XX в.)».

«Тигриная» тема в творчестве дальневосточного писателя Венедикта Марта берет начало в его доэмигрантский период, когда писатель еще жил в родном для него г. Владивостоке. Рассказ «Лапа Мин-дцы» из сборника «Тигровьи чары» (1920) воспроизводит мифологические представления китайцев о магических свойствах тигриной лапы, с помощью которой можно вытаскивать кости из горл.

В рассказе «Тигровый ус» (1924) уже сам факт наличия в руках охотника Чжан-Хао двух тигровых усов, удачно взятых им от убитого тигра, меняет его представление об окружающей действительности, теперь он станет тем, кто «насквозь знает про все, видит, догадывается точь-в-точь». Уже в этом рассказе писатель соединяет научный и художественно-этнографический текст в единое целое; научный текст выполняет роль узкого контекста для читателя, незнакомого со столь оригинальной темой.

Свое завершение «тигриная мифология» в творчестве писателя находит в рамках научной этнографии, в очерке «За что китайцы ценят тигра».

Землянская Ксения Александровна, Амурский государственный университет

 

Е.Ю. Куликова (Новосибирск)

КИТАЙСКИЙ ТОПОС В ЛИРИКЕ ХАРБИНСКОГО ПОЭТА АЛЕКСЕЯ АЧАИРА

В творчестве поэта восточной эмиграции А. Ачаира, в 1922 г. после участия в гражданской войне в армии адмирала А.В. Колчака оказавшегося во Владивостоке, а затем переехавшего в Харбин, можно выделить корпус стихотворений, описывающих Китай: его природу, города, историю – всё то, что поэт называет «Харбинским временем» (см., например, «Ханьчжоу», «Сунгари», «Когда-нибудь», «Гимн Харбинского Христианского Союза молодых людей»). В стихотворении «Ханьчжоу» «священные древние храмы» открывают иное, практически внеземное пространство, наполненное запахами «курений от гнувшихся к водам глициний», ветром и небо. Именно так поэт постигает нирвану, погружаясь в беспредельность бытия. Китайский топос в лирике Ачаира открывает европейцам азиатскую страну с ее поэтическими традициями и обычаями.

Куликова Елена Юрьевна, доктор филологических наук, доцент, Институт филологии СО РАН

А.В. Лебедева (Южно-Сахалинск)

ВАН ЦЗИ (585-644) КАК ПЕРВЫЙ ПО ВРЕМЕНИ ПОЭТ ЭПОХИ ТАН (618-907)

Творчество Ван Цзи 王绩 относится к периоду, когда в поэзии начинается преодоление придворного стиля. Выступая против официальной поэзии, он начал формироваться как самостоятельная творческая личность, приблизил поэзию к «человеку», делая себя объектом изображения. Ван Цзи возрождал более раннюю поэтическую традицию, включавшую, прежде всего, творчество Жуань Цзи (210-263), Цзи Кана (223-262), Тао Юаньмина (365-427) и развивал существенные особенности предыдущего периода: «естественность» цзыжань и «необычность» ци. В творчестве Ван Цзи выделяются новые для танской поэзии черты: нарушение литературного этикета, формирование самостоятельной творческой личности, расширение тематики стихотворений, становление поэзии, основанной не на форме, а на содержании.

Главным источником исследования стало собрание сочинений поэта на китайском языке “王舞功文集“ («Ван Угун вэньцзи»). Следует отметить, что его жизнь и творчество не становились предметом специального исследования в отечественной синологии.

Лебедева Анна Викторовна, Сахалинский государственный университет

 

С.В. Никольская (Москва)

ЖАНР “САНЬВЭНЬ” В ТВОРЧЕСТВО МО ЯНЯ

Китайский читатель познакомился с Мо Янем прежде всего как с автором рассказов и повестей, а потом узнал его как романиста, в творчестве которого органично сочетаются национальные особенности и модернистские тенденции мировой литературы. К жанру малой прозы “саньвэнь”, Мо Янь периодически обращался с конца 80-х годов ХХ в., однако такие произведения практически выпали из поля зрения исследователей и читателей. Только в 2021 г. Вышло “Полное собрание “саньвэнь” Мо Яня” в трех томах, куда вошло около 200 произведений. В них продолжена традиция, заложенная Лу Синем в сборнике “Дикие травы”, и отразились новые тенденции в развитии жанра “саньвэнь”. Это не маленькие зарисовки, похожие на стихотворения в прозе, а рассказы-размышления с едва намеченным сюжетом или объемные культурологические, этнографические эссе-воспоминания. Отличительная особенность “саньвэнь” Мо Яня - их тесная связь с его прозой и доминирование авторской индивидуальности, разрушающая границы жанра.

Никольская Светлана Викторовна, кандидат филологических наук, профессор, Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова

 

М.К. Поспелова (Москва)

ЧТО ИНТЕРЕСОВАЛО «НОВУЮ МОЛОДЕЖЬ»?

Первый номер журнала «Новая молодежь» вышел в Китае в 1915 г. Издание стало рупором движения за обновление социальной и культурной жизни Китая. На страницах «Новой молодежи» печатались и публицистические очерки, и переводы иностранной литературы, и литературные опыты китайских авторов. Особого внимания заслуживают поэтические публикации в «Новой молодежи»: их отличали одновременно и новаторский дух, и эксперименты на почве традиционной китайской лирики. В то время новая китайская поэзия находилась в стадии формирования, авторы пребывали в поисках новых форм, тем, поэтического языка. Появлению поэтической колонки «Ши» («Поэзия»), просуществовавшей до 1923 г., предшествовала публикация Ху Ши «Восьми стихотворений на байхуа (разговорном языке)». Наиболее активными авторами, печатавшимися в этой рубрике, были Шэнь Иньмо, Лю Баньнун, Ху Ши и главный редактор журнала Чэнь Дусю.

Поспелова Мария Кирилловна, Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова

 

Н.А. Строганова (Москва)

«ДОСТИГШИЕ ВЛАСТИ ЗАБЫВАЮТ ДРУЗЕЙ»: «ОТВЕТНОЕ ПИСЬМО ПАН ХУЭЙГУНУ» ИН ЧАНА (?–217 ГГ.)

«Ответное письмо Пан Хуэйгуну», ранее не переводившееся на русский язык и не становившееся объектом изучения в отечественном китаеведении, ставит перед нами целый ряд вопросов.

«Ответное письмо…» – продукт реальной переписки, прошедший литературную обработку; оно является как «выражением дружбы», так и манифестацией ее завершения, ибо «достигшие власти забывают друзей». В отличие от большинства дружеских посланий той эпохи, «Ответное письмо…» направлено не на поддержание, а на разрыв дружеских взаимоотношений.

В письме запечатлены живость ума автора, его характер и образ мыслей, окружающая его жизнь. В нем мы находим фрагменты описания, повествовательные вставки, элементы лирической исповеди, критические замечания, колкие упреки, риторический вопрос, побуждающий читателя к размышлениям.

Анализ, выполненный на основе наших перевода и комментариев, нацелен на рассмотрение письма как в русле развития китайской литературы, так и в общемировом контексте – в нем найдут отражение и наши компаративистские изыскания.

Строганова Нина Андреевна, аспирант, Институт стран Азии и Африки им. М.В. Ломоносова

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку