30-11-2021
[ архив новостей ]

Австрийская литература в мировом культурном пространстве: взаимные отражения

  • Автор : М.К. Меньщикова, В.Г. Сибирцева, А.И. Жеребин, Т.А. Рыбалко, А.Г. Бодрова, О.С. Асписова, Н.Э. Сейбель, Е.М. Шастина, Г.А. Лошакова, Е.Г. Доценко, В.В. Котелевская
  • Количество просмотров : 151

 

М.К. Меньщикова

ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ «ДРАМЫ О ХУДОЖНИКЕ» («KÜNSTLERDRAMA») В ТВОРЧЕСТВЕ ИОГАННА ЛЮДВИГА ДЕЙНГАРДШТЕЙНА (JOHANN LUDWIG VON DEINHARDSTEIN)

 

Ключевые слова: Иоганн Людвиг Дейнгардштейн (Deinhardstein), Künstlerdrama, жанровая типология, поэтологические модели.

 

Иоганн Людвиг Дейнгардштейн (Johann Ludwig Ferdinand von Deinhardstein, 1790–1859) – редактор «Венского литературного ежегодника» («Wiener Jahrbücher der Litteratur») заведующий кафедрой эстетики в Венском университете, а в 1830-х годах – заместитель директора и основной драматург Hofburgtheater, т.е. одна из ключевых фигур венской литературной и театральной жизни. В 1845 году он издает свои пьесы: «Бокаччо» (Boccaccio, 1816), «Ганс Сакс» (Hans Sachs, 1827), «Сальватор Роза» (Salvator Rosa, первая публикация под названием «Das Bild der Danae», 1822), «Гаррик в Бристоле», «Пиго Лебрен» (Pigault Lebrun, 1845), «Князь и поэт» (Fürst und Dichter, 1847) и др. – в двухтомнике под объединенным названием «Künstlerdramen». Несмотря на общее жанровое обозначение можно выделить и ряд важных различий, позволяющих отнести пьесы Дейнгардштейна к разным поэтологическим моделям: «Künstlerdrama творения» (частично – «Сальватор Роза»), культурологическая («Ганс Сакс», «Гаррик в Бристоле», «Пиго Лебрен»), экфрастическая («Сальватор Роза»), антропологическая («Правитель и поэт»), полемико-эстетическая («Боккачо»). Так, например, драма «Боккаччо» пьеса И.-Л. Дейнгардштейна может быть рассмотрена не только как художественное произведение, но своеобразная форма филологического и эстетического размышления драматурга. Социально-политический ракурс становится одним из основных в драме «Правитель и поэт» Дейнгардштейна, где писатель обращается к тому времени, когда И.-В. Гёте находится на службе у Саксен-Веймарского герцога Карла Августа. Обозначенное в заглавии пьесы противопоставление правителя и поэта обозначает одну из основных тенденций противопоставления в «драме о художнике» – мира искусства и мира власти. «Сальватор Роза» – текст, полностью построенный на экфрасисе в традиционном понимании данного термина. В творчестве Дейнгардштейна «драма о художнике» реконструирует фрагмент жизни реального исторического лица и отражает антропологические, социальные и эстетические аспекты.

 

Меньщикова Мария Константиновна, д.ф.н., доцент, профессор кафедры зарубежной литературы Института филологии и журналистики Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

 

В.Г. Сибирцева

ЙОЗЕФ ФОН ЗОННЕНФЕЛЬС И ФРИДРИХ ГОТЛИБ КЛОПШТОК:

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ДИАЛОГ

 

Ключевые слова: Й. фон Зонненфельс, Ф.Г. Клопшток, Просвещение, К.В. Глюк, «Битва Арминия»

 

Одной из ведущих фигур интеллектуального ландшафта в империи Габсбургов во 2 половине XVIII в. был Йозеф фон Зонненфельс (1732-1817), профессор политических наук в Венском университете. Многое сближает Зонненфельса, юриста и государственного деятеля, и выдающегося поэта немецкоязычного пространства XVIII века - Фридриха Готлиба Клопштока (1724-1803). Вена стала местом не-встречи двух прославленных интеллектуалов. Зонненфельс был в центре венского культурного круга литераторов, музыкантов и дипломатов, активно занимался просветительской и публицистической деятельностью: вел журнал «Человек без предрассудков» и опубликовал несколько критических статей о театре. Несмотря на то, что Мария Терезия Австрийская прямо указала чиновнику Зонненфельсу на необходимость заняться более пристойным делом, нежели критика, интересы его выходили далеко за пределы административной и юридической деятельности. Именно Зонненфельс в конечном итоге способствовал началу контактов Клопштока и композитора Кристофа Глюка (1714-1787). В конце 60-х годов XVIII в., в надежде получить содержание от Марии Терезии Австрийской, Клопшток направил в Вену свой общественный проект «Немецкая республика ученых». Его постигла неудача, уклончивые ответы Клопштоку означали фактический отказ в покровительстве венского двора, и поэт никогда не был в Вене. Но в Зонненфельсе он нашел восторженного почитателя своей драмы. Из письма дипломата Игнация фон Матта к поэту известно, что Матт обсуждал песни – бардиты – из «Битвы Арминия» с Зонненфельсом, и тот знает композитора, который положит на музыку песни Клопштока. Впоследствии Зонненфельс передал Глюку две бардиты из драмы Клопштока, и следует полагать, что именно он убедил известного оперного композитора выбрать новое направление в творчестве. Творческий союз Глюка и Клопштока продолжался около 20 лет, до самой смерти композитора. Выбор Зонненфельса свидетельствует не только о глубоком знании современной литературы и музыки, но также о способности предвидеть гармоничное соединение несоединимого: стихов религиозно-возвышенного Клопштока и музыки признанного мастера итальянской оперы Глюка.

 

Сибирцева Вера Григорьевна, к.ф.н., доцент департамента социальных наук факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ (Нижний Новгород).

 

А.И. Жеребин

ДРУГОЙ МОДЕРН? (О КНИГЕ ЖАКА ЛЕ РИДЕРА «ВЕНСКИЙ МОДЕРН И КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ»)

 

Ключевые слова: венский модерн, Габсбургская империя, кризис идентичности, неолиберализм, постмодернизм, рецепция.

 

В 1970–1980-е годы европейская наука пережила период бурного увлечения историей и культурой Австро-Венгрии на рубеже XIX–XХ веков. Габсбургская империя эпохи ее кризиса привлекала тогда к себе повышенное внимание как несовершенный, но актуальный прообраз антитоталитарного плюралистического общества, каковым стремилась стать Европа последней трети XX века, объединявшаяся под знаком неолиберализма. Ответом на этот запрос явилась актуализация венского модерна. Его изучение стало одним из инструментов самоутверждения постмодернистской концепции, исходившей из представления о внутренней разнородности субъекта и социума и служившей идейным обеспечением проекта новой Европы (наиболее явные примеры постмодернистской интерпретации литературы, искусства и философии венского модерна дают публикации «Международного культурологического центра» (IFK) в Вене и научно-исследовательской группы «SFB Moderne – Wien und Zentraleuropa um 1900», работавшей с 1994 по 2005 годы в Граце.

На этом фоне особое значение имели научные труды французского германиста и дипломата Жака Ле Ридера (1954) – автора ряда монографий (о творчестве Артура Шницлера, Гуго фон Гофмансталя, Отто Вейнингера, Зигмунда Фрейда) и, прежде всего, фундаментального исследования «Венский модерн и кризис идентичности» (2000). Пользуясь интегративным понятием «(пост) модерн», Ле Ридер далек, тем не менее, от понимания писателей и мыслителей Вены как постмодернистов avant le letter, главным достижением которых была, как представлялось Ж.-Ф. Лиотару, «делигитимация метарассказов». Согласно Ле Ридеру, в кризисе сознания, обостренно пережитом венскими модернистами, зрело предчувствие прорыва к новым идейным горизонтам, формировалась воля к творческому преображению личности, к ее реинтеграции на основе сверхличных ценностей.

В России книга Ле Ридера была опубликована в серии «Австрийская библиотека издательства им. Н.И. Новикова» в 2009 г. (одном ряду с исследованиями Карла Шорске и Морица Чаки, с дневниками Людвига Витгенштейна, воспоминаниями Макса Брода и письмами Густава Малера). Из всего потока западных исследований по венскому модерну именно труд Ле Ридера наиболее заметно коррелировал с русской рецепцией австрийского модернизма, сложившейся в работах А.В. Михайлова, М.К. Мамардашвили, Н.С. Павловой, Д.В. Седельника, В.Д. Затонского, К.М. Азадовского, А.Г. Березиной и их многочисленных учеников.

 

Жеребин Алексей Иосифович, д.ф.н., профессор кафедры зарубежной литературы Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург)

 

Т.А. Рыбалко

ТЕАТРАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ПРАГИ В ВОСПРИЯТИИ Ф. КАФКИ

 

Ключевые слова: театр, театральность, Прага, дневник, Франц Кафка.

 

В докладе проанализирована театральная культура Праги начала ХХ века по материалам «Дневников» австрийского писателя Франца Кафки. Писатель активно интересовался театральной жизнью города, смотрел разнообразные спектакли на Староместской площади, в Новом Немецком театре и Чешском национальном театре. В своих тетрадях Кафка записывал впечатления от посещённых спектаклей, личных знакомств с современными актёрами. Писатель бывал на постановках гастролирующих артистов русского балета, японских, еврейских и многих других театров. В близком кругу общения Кафки было много творческих людей, в том числе драматургов и режиссёров. Дневники представляют собой уникальный материал, свидетельствующий о глубоком понимании Кафкой театра и позволяющий составить впечатление о театральной жизни Праги того времени. Кафка не написал крупных драматических произведений, его опыт ограничился сценариями домашних спектаклей, но интерес к театру отразился во многих текстах на разных уровнях.

 

Рыбалко Татьяна Алексеевна, аспирант кафедры истории зарубежных литератур Московского государственного областного университета.

 

А.Г. Бодрова

СЛОВЕНСКО-АВСТРИЙСКАЯ ГРАНИЦА И КОНФЛИКТНОСТЬ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА: ТВОРЧЕСТВО НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ И ДВУЯЗЫЧНЫХ СЛОВЕНЦЕВ XX В.

 

Ключевые слова: мультикультурализм, двуязычие, австрийская литература, словенская литература, словенская Каринтия, национальная идентичность.

 

В докладе рассматривается вопрос границ национальных литератур, а также амбивалентный характер феномена мультикультурализма. В фокусе внимания авторы, в чьих текстах и биографических практиках присутствует проблема двуязычия, взаимодействия или антагонизма словенского/славянского и австрийского/ немецкого: Иван Цанкар, Лили Нови, Альма Карлин, Флорьян Липуш, Майя Хадерлап, Цветка Липуш, Петер Хандке и др.

Как известно, многие словенские земли до распада Австро-Венгрии входили в ее состав. Однако и после образования новых национальных государств каринтийские словенцы оказались разделенными между двумя странами – значительная часть Каринтии, населенная словенцами, стала частью Австрии, а не Королевства сербов, хорватов и словенцев. Изменения государственных границ тесно связаны с проблемой принадлежности авторов к определенной национальной литературе.

Можно ли считать все литературные произведения, созданные в Австрии, австрийской литературой? Какой статус имеют словенскоязычные тексты, написанные/опубликованные в Австрии (или в Австро-Венгрии)? К какой национальной литературе относятся немецкоязычные сочинения писателей словенского происхождения, живших и живущих на территории словенских земель Австро-Венгрии/Австрии?

В научных работах, посвященных границам национальной словесности, наблюдаются как тенденция прочерчивания четких границ между литературами (например, австрийской и немецкой) и стремление найти специфический национальный код, так и инклюзивный подход, применяемый к транснациональным текстам, созданным писателями с мигрантским бэкграундом. Примиряющий характер носит концепция ученого Оттмара Этте о литературах с подвижными границами (Literatur ohne festen Wohnsitz).

Однако зачастую культурные и языковые границы остаются непреодолимы, а мультикультурализм с его толерантностью оказывается лишь пустым «самодовольным» клише, и поликультурные сообщества становятся зоной конфликта, скрывающей травматическое прошлое, при этом переход с одного языка на другой вызывает непонимание и агрессию (полемика вокруг творчества Майи Хадерлап).

 

Бодрова Анна Геннадьевна, к.ф.н., доцент кафедры славянской филологии филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

 

О.С. Асписова

ЛИТЕРАТУРА ЮЖНОГО ТИРОЛЯ: ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ

 

Ключевые слова: Южный Тироль, идентичность, многоязычие,

 

В докладе будут затронуты  проблемы  культуры Южного Тироля, живущей в состоянии многоязычия.   Исторически унаследованные современной литературой трудности самоопределения, литературы на разных языках, главным образом  немецком и итальянском, долгое время существовавшие отдельно друг от друга, стремятся в последнее десятилетие к единству - удалось ли преодолеть разделение  политически, с созданием территории  с особым статусом, существует ли уже "литература Южного Тироля", и возможна ли она? 

 

Асписова Ольга Станиславовна, к.ф.н., доцент кафедры европейских языков РГГУ, Москва.

 

 

Н.Э. Сейбель, Е.М. Шастина

«ДИХОТОМИЯ «СВОЕГО» И «ЧУЖОГО» В ВОСТОЧНЫХ ТЕКСТАХ Ф. ЗАЛЬТЕНА, Ф.ВЕРФЕЛЯ, Э. КАНЕТТИ»

 

Ключевые слова: австрийская литература, Ф. Верфель, Ф. Зальтен, Э. Канетти, паломничество, мотив пути, Восток, мифологизм.

 

Вначале классический литературный мотив восточных странствий осмысляется и как абстрактный «путь познания», и «возвращение к истокам», и обретение праобразов и прасмыслов. Мечты о возрождении духовного авторитета ветхозаветного востока возникают еще на рубеже веков (Т. Герцля «Der Judenstaat», 1896) и на фоне модернистских поисков предпонимания («Vorverständnis» Хайдеггера), прообраза («Urbild» Гессе), предрассудка (гадамеровского «Vorurteil») порождают целый поток «восточных» текстов.

Австрийские писатели иудейского происхождения один за другим совершают «паломничество», обогащающее их творчество знаковыми произведениями. Феликс Зальтен в 1924 году едет в Палестину. Его путевые заметки «Новые люди на старой земле» («Neue Menschen auf alter Erde») изначально вышли в виде серии статей, в которых Ф. Зальтен поэтизирует Святую Землю, легко сталкивая прошлое с будущим как части дихотомии. Субъективные заметки и описания щедро сдобрены комментариями ветхозаветных сюжетов (среди которых главный – скитания Моисея) и восхищением трудом молодых людей, прибывших на родину предков, чтобы превратить её в цветущий сад. «Обживая» древнюю землю и примиряясь с чужим, новые люди возвращаются к изначальности. Франц Верфель посетил Ближний Восток дважды. Итогом поездки 1925 года стали путевые зарисовки, итогом путешествия 1929 – монументальное героическое полотно «Сорок дней Муса-Дага». Если Зальтен видит возрождение Востока в примирении евреев и арабов, то Верфель ищет самобытности и самоценности каждой религии. Мистическая сила описываемых в «Танцующих дервишах» картин порождена их древностью. Пересекаясь на одном пространстве, разные мифы сепарируются и сохраняют свою «самость». Антитеза нового и старого – это антитеза деловитого, суетного, формального и осмысленного, наполненного живой верой.

«Живое» знакомство Элиаса Канетти с экзотикой Востока (китайский дискурс – за рамками данного исследования) произошло в 1954 году. Заметки «Голоса Марракеша» появились в 1968 году. Четырнадцать зарисовок о пребывании в экзотической стране отражают духовный поиск прародины – путь к истокам («Посещение Меллаха» – еврейского квартала Марракеша). Вневременное повествование мифологизирует реальность, слияние с «чужим» становится возвращением к себе через поиск собственного языка. Важнейшим становится мотив превращения и духовного преобразования.

 

Сейбель Наталия Эдуардовна, д.ф.н., профессор кафедры литературы и методики обучения литературе Южно-уральского государственного гуманитарно-педагогического университета (Челябинск).

Шастина Елена Михайловна, д.ф.н., профессор кафедры немецкой филологии Казанского (Приволжского) федерального университета (Елабужский институт (Елабуга).

 

Г.А. Лошакова

«АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА» АВСТРИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

Ключевые слова: Америка, пространственно-географический концепт, страна обетованная, национальная идентичность, разочарование.

 

Америка как один из важных литературных мотивов появляется нередко в творчестве австрийских писателей в первой половине ХIХ века. Это не только пространственно-географический концепт, но и выражение собственных представлений о свободе и мечты о более достойном существовании. Так, потерпев финансовый крах, поэт Николаус Ленау (Nikolaus Lenau, 1820 – 1850) устремляется в 1832 году на американский континент. Разочаровавшись в материализме и прагматизме американского образа жизни, некоторое время спустя возвращается в Европу. Будучи романтически настроенным поэтом, Ленау ищет естественного человека, не испорченного цивилизацией. Такими героями становятся для него индейцы, вызывающе его сочувствие в связи с их порабощением белыми (“Die drei Indianer”, 1834). В его стихах этого периода отражается также природа Америки, чувство восхищения ее мощью и красотой (“Niagara”, 1836). Чарльз Силсфилд (Силсфилд / К. Постль, Karl Postl, 1793–1864), осознавая политический консерватизм Австрии, противопоставляет ей Соединенные Штаты Америки. Традиционные для него темы, к которым он постоянно возвращается: Старая Европа и новое государство США; национальная идентичность американцев. Соединенные Штаты Америки становятся для Силсфилда образцовым государством, путевые заметки о котором, объединив в книгу, он публикует в 1827 году. (“Die Vereinigten Staaten von Nordamerika, nach ihrem politischen, religiösen und gesellschaftlichen Verhältnisse betrachtet. Mit einer Reise durch den westlichen Theil von Pennsylvanien, Ohio, Kentucky, Indiana, Illinois, Missuri, Tennessee, das Gebiet Arkansas, Mississipi und Luisiana”). Описывая свое путешествие по ряду городов США, Силсфилд отмечает политическую, экономическую, социальную и личную свободу в уже созданном и организованном обществе. Поэтому здесь возможен и торжествует прогресс. Америка становится одним из важных концептов австрийской литературы и в ХХ веке. К этой теме обращается Франц Кафка в своем незаконченном романе «Америка» (“Der Verschollene”, 1914). Америка является вожделенным местом, куда устремляется герой, но где он терпит такой же крах, ведущий к обособлению и одиночеству, какой он мог переживать и на родной почве. Однако – это продолжение Европы, увеличенной в своих пространственных размерах (особняк Полландера), и уменьшенной в рамках возможностей личности. Как обычно у Кафки вводится намек на отсутствие выхода из трагической экзистенции: Америка превращается в Австро-Венгрию, оставленную героем. Таким образом, Америка, являясь страной обетованной для европейских авторов ХIХ века, находит также отражение и в произведениях многих австрийских писателей. Она становится местом разочарования, где теряют себя естественные герои (Н. Ленау) и где мечты о самовыражении терпят крах (Ф. Кафка). Вместе с тем – это прекрасная страна (Н. Ленау) с ее уже реализуемым в ХIХ веке политическим и социальным потенциалом (Ч. Силсфилд).

Лошакова Галина Александровна, д.ф.н., доцент, профессор кафедры иностранных языков Ульяновского государственного педагогического университета им. И. Н. Ульянова

 

Е.Г. Доценко

ВЕНСКИЙ КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

В ПЬЕСЕ ТОМА СТОППАРДА «ЛЕОПОЛЬДШТАДТ»

 

Ключевые слова: британская драма, Т. Стоппард, холокост, Вена, Г. Климт, З. Фрейд, Л. Витгенштейн.

«Леопольдштадт» (“Leopoldstadt”, 2020) – пьеса, в которой Том Стоппард впервые на протяжении своей долгой и успешной карьеры обращается к теме Холокоста. Критика активно называет произведение первой «еврейской» пьесой знаменитого драматурга: за время действия драмы на сцене сменяют друг друга несколько поколений большой еврейской семьи, почти полностью истребленной в нацистских концлагерях. В анонсируемом докладе «Леопольдштадт» предлагается рассматривать также в качестве «первой австрийской» пьесы Стоппарда, где автор выбирает Вену как новое, еще не встречавшееся в его драматургии место действия.

Для родившегося в Чехословакии британского драматурга интерес к странам Восточной Европы вполне стабилен и в целом ряде «чешских», «польских» и «русских» стоппардовских пьес политически обоснован художественным рассмотрением проблем социализма. Австрия по своим геополитическим характеристикам логично не попадала в сферу интересов создателя «Профессионального трюка» (1977), «Рок-н-ролла» (2006) и «Берега утопии» (2002). Но, выстраивая историческую проблематику «Леопольдштадта» – тоже биографически значимую для Стоппарда и его родных – вокруг геноцида еврейского населения Европы в годы Второй Мировой войны, драматург делает заглавным название одного из районов столицы Австрии и масштабно задействует в пьесе австрийский историко-культурный контекст: «Мы теперь австрийцы! Австрийцы с еврейскими корнями».

Вена первой половины ХХ века в пьесе – город по-настоящему имперский и величественный, теряющий свою столичную значимость уже на глазах у зрителей. На уровне культурных параллелей, всегда исключительно важных для драматургии Стоппарда, Вена – не только классическая музыка Моцарта и Штрауса, которая на сцене и звучит, и обсуждается. Герои пьесы не менее горды австрийским искусством, наукой, медициной, созданными уже при их участии: «Мы в буквальном смысле служим культуре». Знаковые фигуры, репрезентирующие Австрию мировому сообществу в изучаемый период, – Фрейд, Климт и Малер; каждого из них можно рассматривать в качестве внесценического персонажа пьесы. Члены семьи Мерц с будущими знаменитостями продуктивно общаются – за пределами сцены. А на сцене находится «созданный» Густавом Климтом портрет героини произведения Гретель Мерц. Среди не звучащих в ходе постановки имен, так же «зашифрованных» Стоппардом в тексте пьесы, – Л. Витгенштейн и А. Шницлер.

Доклад посвящен анализу нескольких структурообразующих «австрийских» аллюзий пьесы «Леопольдштадт».

 

Доценко Елена Георгиевна, д.ф.н., профессор кафедры литературы и методики ее преподавания института филологии и межкультурной коммуникации Уральского государственного педагогического университета (Екатеринбург).

 

В.В. Котелевская

ПРОЗА ТОМАСА БЕРНХАРДА И ФРАНЦУЗСКИЙ «НОВЫЙ РОМАН»

 

Ключевые слова: Томас Бернхард, Ален Роб-Грийе, Натали Саррот, Филипп Соллерс, «новый роман», «школа взгляда», депсихологизация персонажа, метатекстуальность.

 

Австрийский писатель Томас Бернхард (1931–1989) достаточно изучен не только в немецкоязычном и европейском литературоведении, но не раз становился предметом исследования американских исследователей (см. журналы «Modern Austrian literature», «Journal of Austrian Studies» и др.). На рубеже ХХ–ХХI вв. начинает свой отсчет русское бернхардоведение. Имя Бернхарда прочно вошло в австрийский литературный канон, о чем свидетельствуют наличие комментированного собрания сочинений (Suhrkamp, 2003–2015), оцифровка архива (2018), издание академического справочника (Metzler Verlag, 2018), а также существование ряда серьезных (H. Höller, M. Mittermayer, G. Honegger) и пародийных (N. Mahler. Thomas Bernhard. Die unkorrekte Biografie, 2021) биографий писателя, экранизаций, театральных постановок и аудио-книг. При этом очевидно, что ресурс историко-литературных, интермедиальных связей его творчества с традицией и современной ему культурой отнюдь не исчерпан. Среди слабо исследованных областей компаративистики выделяется типологическое сходство его поэтики 1960–1980 гг. с поэтикой французского «нового романа». Здесь можно выделить целый ряд схождений: переустройство поэтики персонажа, становящегося депсихологизированной, вырванной из социально-исторического контекста марионеткой гипотетических построений автора (ср. эссе «Эра подозрения» Н. Саррот, сборник «За новый роман» А. Роб-Грийе и «Три дня» Бернхарда); использование «протокольного» стиля; «школа взгляда», гипертрофированное внимание к детали, подмена реалистичности «эффектом реальности» (Р. Барт) (ср. «Итальянец» Т. Бернхарда и «В лабиринте», «В прошлом году в Мариенбаде»); риторика повтора; фрагментарность повествовательной формы; метатекстуальность (ср. «Известковый завод», «Бетон», «Пропащий» Бернхарда и «Драму» Ф. Соллерса). Эти и другие аспекты позволяют говорить об общей направленности стилевых и поэтологических поисков Бернхарда и новых романистов. Деконструировав «историю» и «персонажа», сместив интерес к проблемам построения формы, они обозначили общую для их поколения эпистемологическую неуверенность.

 

Котелевская Вера Владимировна, к.ф.н., доцент кафедры теории и истории мировой литературы Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (Ростов-на-Дону).

(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку