19-06-2024
[ архив новостей ]

Поэмы «IV Интернационал» и «Пятый Интернационал» в записных книжках В. Маяковского

  • Автор : Т.А. Купченко
  • Количество просмотров : 434



Т.А. Купченко

 

Поэмы «IV Интернационал» и «Пятый Интернационал»

в записных книжках В. Маяковского

 

Записи и пометы в записных книжках В. Маяковского №№ 11-16 (1921-1922 гг.) отражают напряжение между личной, любовной и «общественной» темами, от поэмы «Люблю», которая предшествует созданию IV и V Интернационала до предчувствия поэмы «Про это». 

Представляется, что «личное и общественное» соединены мотивом живого, который звучит еще в «Облаке в штанах» – поэме, аккумулировавшей в себе основные проблемы, интересовавшие Маяковского: «…мельчайшая пылинка живого // ценнее всего, что я сделаю и сделал!» (ПСП в 20 тт. Т. 1. С. 184).

19 января 1922 г. на диспуте «Чистка поэтов» Маяковский выступает за «некрасовскую линию» в искусстве и как образец читает только что законченный пролог «IV Интернационала». «Когда автор этих строк бросил ему упрек, что этот пролог чистая публицистика: «Что я могу поделать? Ведь я принадлежу не к пушкинской школе, а к некрасовской» (А. Луначарский, «Очерк литературы революционного времени», 1922).

Некрасовская поэтическая традиция, представителем которой Маяковский себя называет, может быть описана не только как социальная по тематике и публицистическая по своему тону, но и как линия искусства, которая сосредоточена на описании страдания живого. Это страдание вызывает у читающего ответное со-страдание, пронзительное сопереживание боли в острый момент бытия. Социальная проблематика не является для такой поэзии самоцелью. Можно сказать, что противоречия между двумя главными полюсами творчества Маяковского – любовным и общественным - на самом деле нет. Это две контрастные точки зрения на одну и ту же проблему.

Любовная тема и напряжение любовных отношений в жизни обрамляют черновики «IVИнтернационала»: это видно из текстов, которые расположены в записных книжках рядом с ее строками. ЗК №11 и №№15, 16 прямо содержат имя Лили Брик. В ЗК №11, подаренной ей, есть выполненный ее рукой рисунок кошечки. Обложка ЗК №15 содержит записи: «Ли Юр Бр» и «Лиле», сделанные В. Маяковским. В ЗК №16 имеется запись: «ужасно люблю дорогую /мою Кису/ 1 ½. в пивной», - стиль которой напоминает поминутный любовный «дневник» поэта в ЗК №2, который он вел в поезде.

11-ая книжка подарена в связи с отъездом Лили за границу, в Латвию. ЗК №16, скорее всего, сопровождала поэта в Берлине. Это было его первое путешествие за границу. В Европе Маяковский был вместе с Лилей и Осипом Бриками. Таким образом, работа над «Интернационалами» закольцована заграничными поездками и именем Лили, а также особенностями взаимоотношений с ней в это время. Созданная позже поэма «Про это» объединит темы нового искусства и новой любви в одном сюжете, не даром в этом произведении есть метаслой о прошлых произведениях (поэме «Человек»).

Маяковский очень кратко записывает тезисы своего выступления на уже упоминавшемся вечере «Чистка поэзии» в той же ЗК №11, где начинается работа над поэмой. Они касаются тем понятности и таланта, а также важности формы.

«Что такое// искусство// Анархичность.// все халтура //

Вырвать из // обыденной жизни // забывать // не буду сочувствовать // во времена // самозванца // отдать их свер // дловскому универ<ситету> // обречен на гибель // в области лингвиста» (Л. 16 об.).

На вечере присутствовал А. Фурманов, который подробно записал содержание речи Маяковского: «Избитые, привычные слова и их сочетания уже бессильны выразить богатейшую гармонию новых мыслей и чувств.<…>

Завядшие рифмы и мертвые размеры должны уступить место каким-то новым, органическим формам, как неизбежное вытекающим из суммы новых идей, запросов и чувств»(ПСС в 13 т. Т. С. 102).

С тезисами этого выступления согласуются черновые записи строк поэмы в книжке №11. По ним видно, что Маяковский работает над созданием футуристической рифмы – внутренней, ассонансной, – о которой как раз и заявлялось в ранних футуристических манифестах. 

«И время раздвигало// мрак свой // марк совой// обкормлен// досыта// гол // Я буду говорить просто// Марго//

 С фарами марки// марксовой// Новой –// Коневой // К бездне // наездник //нарком передался // разсыпался веером // он пьет коньяк с конрад// мейером».

Эти записи превратились в строки 136-142 поэмы «IV Интернационал», а строка про «Марго» вошла в «V Интернационал». 

Следующие строки поэмы, содержатся в ЗК №12 и являются своего рода смысловой квинтэссенцией поэмы «Про это».

«коммуна // Кто пьет молоко// из реки ея // Кто берег кисель // хлебает в покое // Какие их мысли // Любови какие // Какое чувство // желанье какое // И тотчас // подъемля газетный вал // Патент старье коммуне // выдало // Что будет // будет спаньем да едой // себя развлекать человечье // Что будет быдло // Зальют асфальтами улицы // совдепы отстроют в несколько // лет // и в праздники будут играть // пролеткультцы» (ЗК №12. Л. 10).

Примечательно, что они записаны без правки (Л. 9, 10) и вошли в текст с незначительными изменениями. Он уже был продуман, ясен, лился свободно. (Наибольшее количество правок содержит начало поэмы «IV Интернационал»).

Слова про Третью революцию Духа написаны отдельно – простым карандашом вверху листа 9 об., слева от процитированных строк. При этом строка «Третья революция духа» зарифмована со строкой, находящейся на л. 12. об. («ухая встает из времен революция другая»).

В приведенных выше строках о коммуне звучит мотив любви. По отношению к тексту записной книжки эта тема оказывается подспудной, но угадываемой, и снова нас отсылает к записям о Лиле Брик, о которых говорилось в начале. 

Сказочные мотивы напоминают о поэме «150 000 000». Причем эта тема, определяемая как целый ряд вопросов, затем воплощена в образе «огромнейшего знака вопроса» (ЗК №12, Л. 9). Это одна из важнейших проблем и одновременно как нечто, что трудно описать, объект умолчания, существующий и неясный. Такое умолчание напоминает о парафразе «про это»: «любовь» читается через рифму, но нигде не упоминается прямо. Речь идет о новом человеке и его чувствах, его внутреннем мире. И только с решением этого вопроса – концом мещанства –становится возможна Третья революция Духа и окончательное преображение жизни на земле.

 

Купченко Татьяна Александровна, к.ф.н., с.н.c. Отдела новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ.

E-mail: tkupchenko@gmail.com

(Голосов: 4, Рейтинг: 3.66)
Версия для печати

Возврат к списку