25-10-2020
[ архив новостей ]

ТОПИКАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА РОССИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ЖУРНАЛА NEWSWEEK)

  • Дата создания : 26.12.2006
  • Автор : Э. Г. Меграбова
  • Количество просмотров : 49621
Э. Г. Меграбова
Дальневосточный госуниверситет
 
 
ТОПИКАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА РОССИИ
(НА МАТЕРИАЛЕ ЖУРНАЛА NEWSWEEK)*
 
 
… I will remind him (Putin) that if he intends to continue to look West,
that we believe in Western values (George Bush. N.W. Febr. 28, 2005, p. 24)
 
In the US view, it seems, Russia has become a major obstacle
to America’s geostrategic interests (N.W. April 10/17, 2006, p. 29)
 
 
Образ. Образ России. Образ России, создаваемый словом еженедельного политического журнала США. Образ – это ментальное отражение предмета или явления в сознании, представление, отмеченное индивидуальным восприятием и, соответственно, индивидуальным отношением: «… средой обитания образов является человеческое сознание; в нём они субъективно окрашены и погружены в ассоциативные отношения» [2:322]. Образ – это сплав различных признаков, его составляющие являются результатом как чувственного восприятия, так и рационального, сознательного отбора. Последний критерий является для нас особенно важным, ибо в политическом дискурсе идёт целенаправленное формирование образа. Образ – это «наглядное представление о каком-либо факте действительности, такое неадекватное отражение явлений и предметов, в которых сознательно отображены те их признаки, через которые возможно передать данное понятие в конкретно-изобразительной форме» [1:123]. Мы не можем поэтому согласиться с утверждением Н.Д. Арутюновой о том, что «образы стихийно складываются в сознании», тем более, что дальше она пишет о творимости образов, о том, что «идеология также обретает опору в образах» [2:323]. Образ, формируемый политическим журналом, является воплощением того, как данное издание видит определённый фрагмент мира, как конструирует его на своих страницах, какую модель этого мира создаёт для своих читателей. Культурная составляющая, в которой отражаются ценности и культурные установки создателей образов, является неотъемлемой чертой такого целостного явления, как образ.
Культурный компонент в широком смысле этого слова входит и в трактовку дискурса, ибо сущность дискурса – широкий социально-культурный контекст. Дискурс мы понимаем как «связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами» [4:137]. Дискурс средств массовой информации, на наш взгляд, – разновидность политического дискурса. Оправдано высказывание Е.И. Шейгал о дискурсе СМИ как вторичном политическом дискурсе [3]. Дискурс масс-медиа, дискурс СМИ существуют в различных ипостасях: дискурсе власти и дискурсе оппозиции, дискурсе политических партий и разнообразных течений, дискурсе различных общественных слоёв и т.д.
Дискурс журнала Newsweek о России мы квалифицируем как либеральный дискурс. При этом имеется в виду не либерализм в эмпирической трактовке, противопоставление консерватизму [5:19], а либерализм как предмет политической философии, основой которой послужили ключевые идеи Просвещения – культ разума и свободы, свободного самовыражения индивида, утверждения о том, что независимый атом – индивид, преследующий собственные интересы, является основой общества. Авторы журнала Newsweek отстаивают принципы индивидуализма, свободного самовыражения, конкуренции, потребительства, открытости общества, плюрализма: Western individualism, consumerism, Western concepts of competition and self-realization, openness and pluralism (March 20, 2006, p. 32; Febr. 28, 2006, p. 37). Целью западного общества провозглашается прогресс, который, по мнению идеологов философии либерализма, прямо противоположен традиционному обществу, выражается ли это в виде «любви» к свободе или стремления к развитию.
Один из основоположников политической философии либерализма Джон Стюарт Милль писал о том, что принципы равенства, индивидуализма, свободы выражения неприменимы к тем обществам, которые не достигли зрелости, и что деспотизм – законная форма правления по отношению к варварам. Говоря языком современной терминологии это значит, что одни общества – прогрессивные, демократические, развитые, а другие, не принадлежащие к обществам западной культуры, лишены этих качеств [8:17].
Идеология либерализма воплощается в определённой коммуникативной системе, в дискурсе, который, естественно, может отрицать другие типы дискурсивных систем или снижать их ценность. Предполагается, что, описывая жизнь современной России, авторы либерального дискурса анализируют её с позиций определённых принципов и идей, которых они придерживаются и которым они следуют.
         Любое газетное или журнальное издание предлагает читателям своё видение, свою интерпретацию событий, а также свой подбор и отбор событий и фактов, становящихся предметом описания и обсуждения. Таким образом, создаётся определённая картина мира, структурированная в нужном направлении по заданным параметрам. В итоге читателю предъявляется модель мира (или его фрагмента), образ мира (или его фрагмента), сконструированный по конкретным лекалам, в роли которых выступают мнения, взгляды, ценностные установки и стереотипы авторов публикаций, обусловливающие и способы языковой репрезентации описываемого.
         Тематизация информационного пространства свидетельствует о политических и социальных предпочтениях авторов текста, и, соответственно, важности, значимости факта, являющегося темой изложения или анализа. В своей статье мы исходим из допущения, что отправной точкой при выявлении образа является анализ того, какая именно информация реализуется в тексте, какие важные для данного сообщения идеи воплощаются в вербальной форме в социо-культурном контексте, то есть исследование характера тематизации, топикализации дискурса. Целенаправленный отбор журналистами Newsweek тематики публикаций предстаёт как важнейший фактор создания определённого образа России. Темы (топики) – это идеи текста, то, о чём повествуется в тексте. Темы могут различаться по своей актуальности, значимости, частоте обращения к ним, глубине проработки, степени развития, характеру переплетения с другими темами и т.д.
         Поэтому характеристика или структурная классификация тем заслуживает, на наш взгляд, некоторого внимания. Анализ публикаций в журнале Newsweek показал, что подход к одной и той же теме может быть осуществлён с разных позиций. Используем проведённую нами ранее классификацию, где было введено понятие «тематического пространства», которое квалифицируется как информационное поле, покрытое текстами различной тематики [7]. Длина пространства предполагает идею локализации событий в соответствии с географическими маркерами, т.е. теми местами, где происходят события. Широта тематического пространства характеризует социальную направленность топикализации: политическую, социально-экономическую, культурно-образовательную, медицинскую и т.д. Плотность тематического пространства связана с количеством публикаций по определённой теме. Критерий плотности выражается цифровыми показателями. В данной работе вводится и понятие социально-ролевой характеристики тематического пространства, под которой понимается вовлечённость в тематику тех или иных субъектов социально-политической деятельности: от президентов до простых людей. 
          Критерий иерархичности структуры тематического пространства имплицирует идею дальнейшей расчленённости темы на подтемы различных уровней. Так, в статье “Ramzan’s World”, посвящённой ситуации в Чечне, можно выделить подтемы: политика российского руководства, проблемы восстановления Чечни, роль и политика чеченского руководства и т.д., которые, в свою очередь, могут подразделяться на подтемы более низкого уровня. Так, в последней подтеме речь идёт о личности Рамзана Кадырова, о создании чеченскими руководителями системы информаторов, о верноподданническом отношении к Москве и о жестокости руководства по отношению к противникам (Sept. 25, 2006, p. 28-32).
         Степень иерархической структурированности темы, её дальнейшее развитие свидетельствует о степени её актуальности для данного издания. В качестве модели описания иерархичности фрагмента тематического пространства представим вышеупомянутую статью “War in the Caucasus?”. Подзаголовок гласит: “The dispute between Georgia and Russia has all the makings of a tragic conflict” (Oct. 16, 2006, p. 40). Ключевая тема статьи – конфликт на Кавказе между Грузией и Россией, могущий перерасти в войну, что маркируется графическим средством – знаком вопроса и словосочетанием “the making  of a tragic conflict”. Эта тема подпадает по параметру географической локализованности под рубрику «Грузия», а по вектору социальной направленности – под рубрики «политика» и «экономика». Таким образом, тема №1 (взаимоотношения с Грузией) имеет две подтемы – политические отношения (1.1) и экономические отношения (1.2). Подтема 1.1 дальше развивается по нескольким разделам: 1.1.1 – арест четырёх русских офицеров; 1.1.2 – санкции России против Грузии; 1.1.3 – проблема Абхазии и Южной Осетии. Однако тематическая композиция статьи этим не ограничена. Статья о конфликте между Грузией и Россией начинается с фразы, содержание которой, на первый взгляд, не соотносится с конкретным конфликтом: Bad relations between Washington and Moscow are nothing new. Анализ статьи показывает, что в тему конфликта вплетается тема взаимоотношений России и США (тема №2) и тема экономических отношений с Западом (тема №3). В конфликте, как следует из статьи, задействованы три стороны: Грузия, Россия, США. В теме №2 можно выделить подтему №1 (первый уровень): 2.1 – Грузия – зависимое от США государство (…an armed confrontation between a U. S. client state and Moscow on Russias own border). Эта подтема первого уровня получает дальнейшее продолжение (подтемы второго уровня): 2.1.1 – материальная и моральная поддержка Грузии Вашингтоном: а) Washington has sent military advisers and equipped the Georgian Army; b) the United States continues to arm and train Georgian forces. Вторая подтема второго уровня (2.1.2) – желание Грузии присоединиться к НАТО. Тема №2 включает и подтему №2 – недовольство России политикой США на Кавказе, которая вписывается в контекст и других действий администрации США в отношении бывших советских республик и, шире, в контекст определённого геополитического и экономического противостояния России и США: a) Moscow is extremely hostile to Georgias westward tilt; b) On the other fronts, the Russian government was infuriated by the Bush administrations earlier moves to bring Ukraine into NATO; c) Other grievances have also festered. Moscow strongly resents the fact that America is the last major country blocking Russian membership in the WTO. Тема №3 – экономические отношения с Западом – дальнейшего продолжения не получает.
   В настоящей работе мы ограничиваемся анализом тем и подтем до уровней второго порядка. Материалом анализа послужили статьи журнала Newsweek за 2005–2006 гг. (по ноябрь), общее количество статей – 37. Тематические рубрики, выделенные по принципам географической, социальной маркированности и плотности сведены в таблицу. Тематика одной статьи может относиться к разным рубрикам, поэтому количество тем-рубрик превышает количество статей.
 
 
Россия, внутренняя жизнь
Ближнее зарубежье
Европа, Германия
Китай
США
Запад
Всего
Украина
Грузия
Балтика
Экономика
9
1
1
1
3
2
4
4
25
Социальный климат, социальные права
11
 
 
 
 
 
 
 
11
Политика, власть
12
2
1
1
1
1
7
5
30
Гражданские права и свободы
16
 
 
 
 
 
 
 
16
Катастрофы
1
 
 
 
 
 
 
 
1
Спорт, туризм
3
 
 
 
 
 
 
 
3
Культура
1
 
 
 
 
 
 
 
1
Всего
50
3
2
2
4
3
11
9
87
                                                                                           
            Особенности содержания статей, разделённых на топики, показывает денотативно-фактологический уровень анализа. Фрагмент картины мира под названием «Россия» рассматривается через соотношение тем-проблем, все зафиксированные выше темы-рубрики носят проблемный характер, так как они отмечены противоречиями, требующими исследования и решения. Самые крупные блоки – политика, экономика, гражданские и социальные права. Следует заметить, что политика просматривается через все рубрики – от экономики до спорта, и это не случайно, потому что Newsweek – журнал политический, и все его материалы подаются через призму отношений с государственной властью как внутри страны, так и в международных контактах. С одной стороны, больше всего авторов журнала интересует внутренняя жизнь и собственные проблемы России, но, с другой стороны, практически в каждой статье имеются более или менее подробные ссылки на заинтересованность США или Запада этими вопросами. Вне зоны описания остаются многие стороны российской жизни: наука, образование, здравоохранение, культура. Такая тактика умолчания в отношении этих областей, по-видимому, не случайна. Она позволяет сконцентрировать внимание на том, что прежде всего интересно западному читателю – опасна ли сейчас Россия для западного обывателя, или она идёт в русле того, что дорого человеку Запада. Таким образом, денотативный, фактологический уровень лингвистического анализа показывает, что именно, по мнению авторов статей, будет интересно их читателю. Но если мы ставим перед собой задачу исследовать, как разворачиваются темы и с помощью каких лингвистических средств воплощаются основные идеи этих тем, то неизбежен переход к более глубокому уровню исследования – аналитико-оценочному. Этот уровень анализа передаёт отношение авторов к описываемым темам, эксплицирует их мнения и позиции в отношении России.
         Если денотативно-фактологический уровень анализа даёт ответ на вопросы «Что описывается в статьях? Чему посвящены статьи?», то аналитико-оценочный сфокусирован на вопросе «Как? Как содержание вербализовано?» Следующий, ещё более глубокий уровень анализа может ответить на вопрос «Почему?». Почему выбрана именно такая тематика? Почему использованы те или иные лингвистические средства? Этот уровень анализа делает возможным понимание мотивов формирования определённого образа России через констатацию ценностей, моральных и идеологических установок, убеждений, исповедуемых авторами журнала. Мы квалифицируем такой уровень анализа как «идеолого-аксиологический, ценностный» (идеологические категории тоже относятся к разряду «ценностей»). В совокупности три уровня, три вида анализа позволяют дать целостную картину образа России, которую создают авторы одного из наиболее авторитетных политических журналов. Данная работа посвящена топикализации дискурса о России, поэтому уровень описания в ней в основном денотативно-фактологический, но обращение к другим уровням анализа оказывается неизбежным, категории «оценка» и «ценность» вплетаются в интерпретацию событий.
         Начнём более подробное описание тематики с внутренней жизни России, с рубрики «экономика». В центре оказывается финансовая составляющая экономики, возможности инвестирования, преимущественно в энергетические отрасли, роль крупнейших энергетических компаний, таких как Газпром, Юкос в жизни страны. Поэтому в текстах об экономике употребляются финансово-экономические термины: Moscow is now the cheapest stock market in the world, trading at a 50 percent discount to other emerging markets in the world, with a price-to-earnings ratio of 6.3. …Russia’s equity risk premium – the difference between the earnings and bond yields… (May 30, 2005, p. 30). Производственная составляющая в текстах по данной теме не зафиксирована. Собственно экономический анализ занимает небольшое место. Он либо неизбежно перетекает в описание финансовых и политических интересов других стран, либо третья составляющая экономики – социальные результаты экономической деятельности – сливается с рубрикой «социальный климат, социальные права». В целом, комментарии чисто экономического характера выдержаны в достаточно спокойной форме, хотя, когда речь заходит об экономических перспективах России, тон меняется: Challenged to rank Russia as a place to invest, he (William Browder, head of Heritage Capital Management) paused, then bowed to reality. “Between “bad” and “horrible”, he said. Now, that’s damning with faint praise” (May 16, 2006, p. 27). Главные субъекты экономических процессов – президент России Владимир Путин, олигарх Михаил Ходорковский, ряд других деятелей: от бывшего главного экономиста в России от Всемирного банка до средних и мелких бизнесменов.
         Рубрика «социальный климат, социальные права» вбирает в себя в основном темы двух видов: «социальные пороки российского общества» и «диспропорции в распределении материальных благ в России». Тема «социальные пороки» реализуется в констатации и описании таких отрицательных черт общества как бюрократизм, взяточничество, воровство, коррупция, протекционизм, кумовство и т.д. Метафора, вбирающая в себя суть этих явлений, – «болезнь»: 1) … chronic diseases afflicting all Russias regionscronyism, stealing from state coffers, bribe-taking, police brutality, manipulation of courts and nepotism. 2) … standard practice of kicking back large sums to Moscow bureaucrats in exchange for lucrative appointments… (May 28, 2006, p. 35). 3) … Lena N., a young actress…says she can’t afford to pay the bribe to get her children into a state-run kindergarten (Oct. 23, 2006, p. 39). Нередко при этом используются высказывания государственных деятелей или простых людей, чтобы подчеркнуть запущенность проблемы-болезни: Ustinov himself warned, just before his ouster, that “corruption is endemic in the highest levels of our law-enforcement organs and our political establishment” (June 19, 2006, p. 49). Образ очень сильно заражённой коррупцией России усиливается эпитетами, демонстрирующими размах и глубину «болезни»: The epidemic corruption that is the hallmark of doing business in Russia? (May 16, 2006, p. 26). Россия предстаёт перед читателями не только как «больная страна», но и как «грязная страна»: To anyone who does business in Russia, it’s clear the place desperately needs a cleanup. Transparency International rates Russia as the world’s 126th most corrupt country, tied with Sierra Leone and Niger (June 19, 2006, p. 49). Убийства бизнесменов, как явствует из публикаций в Newsweek, становятся обычным явлением: Yet how to explain the regular grudge killings of businessmen? The persecution of entrepreneurs, small and large by tax authorities and rogue bureaucrats eager to line their own pockets? (May 16, 2006, p. 26).
         Неблагополучие социальной обстановки даёт право журналистам на следующую аллюзию, созданную путём трансформации фразеологизма: Russia has reverted to the Wild East. But these days the crooks are the government (May 16, 2006, p. 26). Дополняет картину использование эпитета с цветовым компонентом – A Grim Time (заголовок одной из статей) и метафор: “The bureaucracy is not monolithic”, says Ruehl (the World Bank’s former chief economist in Russia). “This is a scattered bureaucracy of a thousand hydras, a thousand mouths to feed” (May 16, 2005, p. 27).
         Вторая основная составляющая в данной рубрике – тема «социальные права российских граждан». Здесь выделяются подтемы: «неравномерность в распределении социальных благ», «ущемление прав пенсионеров и инвалидов», «ущемление социальных прав российских граждан в результате китайской экспансии». Уровень нынешнего благосостояния России передаётся метафорой: The clichéd view of Russia is of a poverty-stricken giant swaggering around with a gold watch on its wrist. The gold, of course, is black (Sept. 12, 2005, p. 40). Этот яркий образ России – нищего великана с золотыми часами на запястье – как бы демонстрирует две стороны российского бытия – бедность и богатство. Соответственно, одни граждане России утопают в роскоши, другие влачат жалкое существование: Rising oil prices have filled Russias coffers with cash. Some want to save it for a rainy day, others to spend it …(Sept. 12, 2005, p. 40).
         Социальное неравенство подчёркивается метафорами, антонимами, экспрессивными эпитетами: From Rags to Riches (Sept. 12, 2005, p. 43); Some Russians are better off (May 9, 2005, p. 40); For up – and coming Moscow millionaires, over – the top mini-estates are out… (May 22, 2006, p. 78); …the country’s ailing and shrinking population (Sept. 12, 2005, p. 43).
         Журналисты рисуют впечатляющую картину богатства и роскоши, особенно в столице: glitzy restaurants, luxurious homes, Bentleys are sold out of the luxury British automaker’s showroom in Moscow (Sept. 12, 2005, p. 40); … small utopias, where the wealthy will feel at home (May 22, 2006, p. 78). И хотя, по мнению тех, кто пишет о России, она «купается» в деньгах (awash in money), простые россияне не питают особых надежд: “As for ordinary Russians, few expect to see much benefit to themselves (Sept. 12, 2005, p. 43). Подтема «ущемление социальных прав пенсионеров и инвалидов» раскрывается на примере материала, посвящённого протестам пожилых людей по поводу упразднения системы льгот (“grey” revolution – “седая” революция):  Putin’s rubber-stamp legislature scrapped the country’s Soviet-era subsidy system for pensioners and military personnel. Street protests erupted in nearly 100 cities over the loss of basics like free public transportation (Febr. 28, 2005, p. 22).
         Люди, пострадавшие от Чернобыльской катастрофы, живут на маленькие пенсии по инвалидности, а сотни жителей возвращаются в свои заброшенные деревни, невзирая на опасность, потому что боятся оказаться ненужными в других местах: 1) Nine-year old Janya Sabenok was born with cerebral palsy. She lives with her mother and sister, largely on a $60 monthly disability pension provided by the state (May 1, 2006, p. 43); 2) A few hundred of original residents…have returned to their villages. They live…more frightened by the prospect of feeling lost and abandoned elsewhere than by the invisible dangers of home (May 1, 2006, p. 43). Мрачная картина усугубляется невозможностью полноценно трудиться, и, вследствие всего этого, – пристрастием к спиртным напиткам: …the former truckdriver Sergei Chernenko believes that vodka can cure the heart condition that forced him to quit his job (May 1, 2006, p. 41). Описывая всю эту ситуацию, журналист вновь использует прилагательное grim” (Grim landscape).   
Лейтмотив (под)темы «ущемление социальных прав российских граждан в результате китайской экспансии» – зависимость от Китая в экономико-бытовом плане»: …Russia is becoming dependent on China (March 27, 2006, p. 14). Это ущемление проявляется в констатации факта, что большая часть промышленных товаров, продовольствия, предметов быта и продавцов в Сибири и на Дальнем Востоке – китайского производства и происхождения: Siberia is becoming Chinese (March 27, 2006, p. 14). Приводится высказывание Дмитрия Рогозина, который выразил опасение о возможности захвата Китаем Сибири и Дальнего Востока численным преимуществом (if not by force then by demography): China  is a demographic threat to Russia (Jan. 17, 2005, p. 30). Такая экспансия вызывает у населения тревогу и протест: Rogozin is not alone in his fear of the “yellow peril”. In Novosibirsk, the proposed purchase of 100 hectares of land on the city’s outskirts by a Chinese shopping centre developer for $1.6 billion has raised vehement opposition among local politicians. “Novosibirsk is becoming half Chinese”, complains Vyacheslav Ilyukhin, head of the Building Department at Novosibirsk’s city hall (March 27, 2006, p. 15).
Рубрика «Политика и Власть» до некоторой степени условна, так как политикой пронизаны в политическом журнале все рубрики. Через призму искусства управления рассматривается и экономика, и даже спорт и искусство. Тем не менее в темах, относящихся к этой рубрике, актуализируются взаимоотношения политических деятелей и властных структур, даётся характеристика России как государства в целом. Главным действующим лицом здесь выступает президент России Владимир Путин. Темы этой рубрики: 1) политическая роль президента России как главы государства; 2) структуры власти; 3) Россия как государство. Красной нитью через тему «политическая роль президента» проходит мысль о В. Путине как руководителе, который концентрирует чересчур большую власть в своих руках: He has concentrated more and more power in his own hands…(Febr. 28, 2005, p. 22); Putin has grabbed nearabsolute political control of his vast country (April 25, 2005, p. 32). Вторая «сквозная» идея, формирующая образ российского президента – некая загадочность и противоречивость личности В. Путина и его политики: 1) In Russia itself, the Kremlins hold on power is in question (May 9, 2005, p. 41); 2) The many faces of Putin (Febr. 28, 2005, p. 22-23). Подтемами, то есть фактологическими событиями, на основе которых развивается тема «роль президента В. Путина во внутренней жизни страны», являются: а) политическое соперничество с М. Касьяновым и М. Ходорковским; б) назначение, а не выборы губернаторов; в) канун празднования 60-летия Победы; г) отставка генерального прокурора В. Устинова; д) подготовка к встрече лидеров Большой осьмёрки в Петербурге; е) назначение Рамзана Кадырова премьер-министром Чечни.
Если В. Путин предстаёт как противник демократии: If you are Vladimir Putin, following an anti-democratic trajectory…(Jan. 10, 2005, p. 33), то М. Касьянов подан как защитник демократии: Kasyanov may have spoken out against the government – accusing it…of squashing democracy…(July 25/Aug. 1, 2005, p. 28). Симпатии авторов журнала и на стороне М. Ходорковского. Негативное в основном отношение к В. Путину колеблется от неприятия каких-то политических действия до весьма неуважительного отношения к главе государства: Who is this man, isolated and increasingly paranoid?… There is one problem: …Putin has come to resemble…Richard Nixon, prowling the White House corridors, isolated and increasingly paranoid. The image is a troubling one… Статья об отношении к М. Касьянову называется Politics of Paranoia? Подтема «государственные структуры России и окружение В. Путина» также даётся в основном в терминах насилия, противоречия, неискренности: 1)…Gazprom, soon to be under the control of Kremlin hard-liners (Jan. 17, 2005, p. 31); 2) A once vibrant political culture has been replaced by a government of loyal yes men (July 17, 2006, p. 18). Окружение В. Путина квалифицируется как «кланы», которые президент старается примирить: to keep all Russia’s clans happy Putin has to play a careful balancing act (July 17, 2006, p. 18). Эти кланы – «силовики», упоминание о которых часто встречается в статьях, бывшие военные и ветераны КГБ, и либералы западного толка: In Putin’s case, the inner circle is split into two feuding factions: “the siloviki” (“men of power”) and the “liberals”. The siloviki are a tight-knit band of mostly military and KGB veterans who dominate the country’s security and intelligence ministries and believe, more or less, in state control of the country’s political and economic life. The liberals believe more in Western-style market reforms, though politically they are far from progressive (Febr. 28, 2005, p. 23-24).
Подтемы «армия», «милиция», «суд» как государственные структуры описываются в отрицательном свете. Особенно это касается армии и милиции: 1) The Russian Army’s “special operations” have become a depressingly familiar fact of life. In January last year the village was bombed, apparently at random. Soon afterward, a unit of Russian troops in ski masks landed in helicopters and ransacked the villagers’ houses for valuables (March 13, 2006, p. 13);  2) The authorities are arresting anyone they suspect of Islamic activism (Nov. 28, 2005, p. 30).
Тема весьма критического отношения к государственным органам достаточно ярко раскрывается на материале статей, посвящённых ситуации на Кавказе, в основном, в Чечне. Подтемы, относящиеся к этой теме: 1) политика В. Путина на Кавказе; 2) действия государственных структур; 3) политика и личность премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова. Дальнейшее развитие этих подтем, их дробление на более мелкие темы касается конкретных действий властных структур и политических деятелей.
Порой рисуются картины жестокости, преходящей человеческие пределы. Например, приводятся слова Анатолия Ермолина, бывшего командира российского антитеррористического подразделения «Вымпел»: “Сhildren died in Nalchik”, he says. “They were 13, 15, 16 years old. We treat their parents like animals, throwing dead bodies in piles to rot and making families dig out the remains of their loved ones. Murder! (Nov. 28, 2005, p. 32).
Характеристика России в целом как государства отражает присущее западному обывателю ощущение опасности, страха, тревоги в отношении к России и оценку, свойственную либеральному менталитету: Россия – «неправильное» государство (Russias increasingly antidemocratic edges. – Jan. 24, 2005, p. 32). Эта тема заслуживает глубокого анализа, но рамки одной статьи ограничивают исследование. Приведём только несколько заголовков, раскрывающих представления о России как об антидемократическом государстве (a neo-Stalinist iol state. – May 9, 2005, p. 42): State of Hate (Nov. 6, 2006, p. 40-41); Whats Wrong with Russia? (July 17, 2006, p. 16-17); The New Feudalism (Oct. 23, 2006, p. 38-39); How to Handle Russia? (May 9, 2005, p. 40-41).
Рубрика «гражданские права и свободы» представляет одну из наиболее актуальных тем, о которых пишет журнал Newsweek. Для авторов либерального дискурса главная ценность – свобода, невмешательство в дела людей прежде всего со стороны государства, власти. Свобода (freedom, liberty) – ядерный концепт демократии, демократического устройства. A weaker leadermeans more freedom. More freedom means more of a chance for democracy to take root (May 9, 2005, p. 42). Россия – страна, в которой, по мнению журналистов, насилие, несвобода – составная часть жизни. Права человека – ценность, тесно соприкасающаяся с категорией свободы – ещё одна важная составляющая либерализма. В России, как следует из публикаций, права человека постоянно нарушаются. Данная тематика распадается на ряд подтем: 1) нарушение прав человека в Санкт-Петербурге перед началом саммита Большой восьмёрки, например: 1) 1,500 unsightly drink-and cigarette kiosks have been bulldozed, without compensation for owners (July 17, 2006, p. 17); 2) …authorities turned screws on the free thinkers… (July 17, 2006, p. 19); 3) наступление на неправительственные организации (NGO); 4) превышение полномочий со стороны органов: the Strasbourg court has received more than 28,000 human-rights complaints from Russia, most concerning abuse of power by police…(March 13, 2006, p. 27); 5) дело Ходорковского: Perhaps nothing symbolizes Russias new anti-democratic era more than Khodorkovsky affair (April 10/April 17, 2006, p. 30); 6) политика Р. Кадырова в Чечне: создание системы информаторов, запугивание людей; 7) нападения на иммигрантов, события в Кондопоге: Russias fast deteriorating human-rights situation…; a new climate of barbarism (Nov. 6, 2006, p. 40, 44); 8) снос домиков в Подмосковье. Речь идёт о попытке снести дачные домики, построенные очень близко к водохранилищу в Подмосковье. В статье, названной And Now, the Dacha War, речь идёт о праве на собственность и, естественно, симпатии автора публикации на стороне собственников: this so-called dacha war  underscores how property rights remain hostage to political winds…(Aug. 22, 2005, p. 34).
Две статьи входят в рубрику «спорт, туризм». В первой из них (Not Quite Paradise) речь идёт о плохом состоянии туристического бизнеса в нашей стране: Tourism officials cite red tape, poor infrastructure, poor service, security fears – and, most recently, cost (Dec. 12, 2005, p. 37). Во второй говорится о специальных лагерях для туристов, которые организованы ветеранами боевых действий в Чечне в условиях, приближенных к боевым (Join the Russian Army. – Aug. 8, 2005, p. 23). Эта статья тоже имеет политическую окраску.
Публикации, относящиеся к взаимоотношениям со странами ближнего зарубежья, анализируют участие России в политических и экономических делах Украины и Грузии. Тема взаимоотношений с Украиной развивается в подтемах: 1) «оранжевая революция» на Украине; 2) первоначальный отказ Кремля признать назначение Ю. Тимошенко премьер-министром Украины; 3) экономические санкции России в отношении Украины. Основная идея – недовольство президента России политикой США в этой обстановке: Many in the Kremlin blame the United States (Jan. 10, 2005, p. 33) и боязнь Кремля повторения «оранжевой революции» в России по «принципу домино»: Ukrainesdomino effectcould soon spread to Russia (Jan. 10, 2005, p. 33). Россия по отношению к Украине выступает как страна, теряющая здесь своё влияние.
Статьи о российско-грузинских отношениях концентрируются вокруг экономических санкций России: Georgian leaders say, Moscows been trying to ruin the countrys economyfirst by raising gas prices, and in recent months by blocking imports of fruits, vegetables, wine and mineral water (May 8, 2006, p. 22) и ситуации с арестом четырёх российских офицеров. Эта ситуация была подробно рассмотрена выше. Россия охарактеризована как мстительный диктатор, обладающий оружием – энергией: Georgiansfound Moscow deeply vindictive toward any neighbour that crosses its interestsEnergy is Russias potent weapon (May 8, 2006, p. 23). Одна из двух статей о Грузии носит выразительное название: Partner or Bully? (May 8, 2006, p. 22-23).  «Партнёр или Громила?»
Статьи, в которых раскрывается тема взаимоотношений с Европой, пронизаны чувством тревоги и настороженности. Опасения вызывает возрождение экономики России, обусловленное высокими ценами на нефть и, как следствие, более независимая внешняя политика России. Испытывающая потребность в российских поставках энергии, Европа чувствует себя зависимой и боится, что Россия может применить экономические санкции и против стран Европы в случае особых ситуаций: Buoyed by high oil prices, a booming economy and a hefty 7 percent budget surplus, Moscow can afford to throw its way around…The gas war was a slap not only to anti-Russian Ukrainian president Viktor Yushchenko, but also a signal to Europe and the world at large: don’t trifle with us (Jan. 30, 2006, p. 24). Образ неспокойного соседа – России – просматривается в заголовках: Roiling the Baltic Waters (Jan. 23, 2006, p. 27); The Empire Strikes Back (Jan. 30, 2006, p. 24); The Politics of Pipelines (July 3/July 10, 2006, p. 28).
Экономические отношения подаются в терминах военных действий и окрашены в политические тона: 1) Yes, the hoary Great Game is back, pitting Russia, the United States and Europe in a tug-of war over energy (July 3/July 10, 2006, p. 28); 2) All world knows, that Russia’s trading ethics are purely political (May 8, 2006, p. 23).
Палитра тем, таким образом, связана, в основном, с энергетической проблемой: 1) роль Герхарда Шрёдера в российско-европейских отношениях (Europe’s Go-to Guy): …both Europe and the United States can look to Schröder as a bridge between East and West (Jan. 24, 2005); 2) 50-летие со дня венгерских событий 1956 г.; 3) проблемы, связанные с проведением Северо-Европейского газопровода под Балтийским морем; 4) поиск новых маршрутов получения энергии в обход России (Not everything is going Moscow’s way. – July 3/July 10, 2006, p. 29).
Взаимоотношения между Россией, соединёнными Штатами и, шире, Западом – очень обширная тема и должна стать предметом отдельного исследования. В данной работе, поэтому, анализ до некоторой степени носит тезисный характер. Упоминания об интересах США и их роли в жизни России встречаются практически в каждой статье. Доминирующая идея – неудовлетворенность администрации США состоянием дел в России и политикой её руководства. Недовольство вызывают в первую очередь недостаточно открытые для Запада политика и экономика России, стремление России сохранить своё влияние в странах ближнего зарубежья, нарушение прав человека, контакты с Китаем: 1) The way Russia is headed, the worst scenario is that it becomes a totalitarian petro-state, manipulating its enormous oil and gas assets for geopolitical ends (April 25, 2006, p. 32); 2) …Russia is being pulled into China’s economic and political orbit (March 27, 2006, p. 15); 3) the U.S. NGO Freedom House downgraded Russia’s status from “partially free” to “unfree”…By the same token, Russia has been condemned in Europe and the United States.
Политика в отношении России со стороны США, которую устами журналистов Newsweek провозглашают официальные круги, – это политика сдерживания (The United States wants to keep Putin in a holding pattern until a new leader emerges in two years. – May 9, 2005, p. 42); политика «воспитания» «неправильной, плохо себя ведущей» державы: What’s Wrong with Russia, How to Handle Russia (заголовки статей); Bush Should Push Putin for assurance on at least three fronts: to further open up the economy, cease interfering in the politics of neighbouring countries and allow the resumption of a free media…(April 25, 2005, p. 32). Короче говоря, Россия должна находиться под контролем США: The Kremlin must be put under more pressure than that (April 25, 2005, p. 32). Темы и подтемы, на базе которых проявляется суть отношений России, США и Запада – следующие: 1) выборы президента Украины; 2) дело компании Юкос и М. Ходорковского; 3) появление на политической сцене М. Касьянова; 4) подготовка к саммиту “the G8” и проведение его в Санкт-Петербурге; 5) подготовка и празднование 60-летия Победы; 6) конфликт России с Грузией; 7) обстановка в кавказском регионе; 8) попытки обвинить в шпионаже ряд НГО; 9) визит В. Путина в Китай; 10) столкновения в России на национальной почве и другие события.
Подводя итоги исследования связи между тематизацией политического дискурса о России и образами России, которые создают авторы журнала Newsweek, можно отметить, что Россия характеризуется почти всегда в отрицательном свете. В зеркале либерального дискурса Россия предстаёт как: а) тяжело болеющая, нечистоплотная страна, глубоко погруженная в коррупцию и бюрократизм; б) страна-гигант, сидящая на «мешке с золотом», но не умеющая распорядиться своим богатством: Russia sits atop a huge and fast-growing pool of natural riches (Sept. 12, 2005, p. 40); в) страна, которой грозит китайская экспансия (yellow peril); г) страна, где жестокость практической деятельности государственных институтов становится нормой жизни; д) страна, в которой постоянно нарушаются права человека во всех областях жизни, ограничиваются свободы, расцветает нео-национализм; е) страна, в которой глава государства стремится концентрировать всю власть в своих руках; ё) страна, в которой президент окружён двумя противоборствующими кланами: силовиками и либералами; ж) страна, теряющая своё влияние в государствах Ближнего Зарубежья и обвиняющая Запад в анти-российской политике в этих регионах; з) страна, использующая свои энергетическое ресурсы как политическое оружие против Запада с целью укрепления своей власти в своих геополитических интересах; и) страна, не оправдывающая надежды США и Запада; к) «неправильная» страна, которой нужно управлять извне и которую надо «исправлять».
Естественно, все составные части совокупного образа России требуют дальнейшего исследования с точки зрения более детального анализа вербальных средств, формирующих этот образ. Образ России в целом, создаваемый журналом Newsweek, отражает ценности либерализма и интересы Запада, в первую очередь США, что и воплощается в либеральном дискурсе публицистических статей.
 
Примечания:
 
*Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Языковая репрезентация образа России в публицистическом дискурсе стран Запада и Востока»), проект №06-04-00433а.
 
Список литературы:
 
1.           Азнаурова Э.С. Очерки по стилистике слова. – Ташкент: Фан, 1973. – 403 с.
2.           Н.Д. Арутюнова. Язык и мир человека. – 2-е изд., испр. – М.: Языки русской культуры, 1999. – XV, 896 с.
3.           Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. – М.: Гнозис. – 326 с.
4.           Языкознание: Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685 с.: ил.
5.           Lakoff, George. Moral Politics: What Conservatives Know that Liberals Don’t. – Chicago; London: The University of Chicago Press, 1996. – 413 p.
6.           Scollon, Ron and Scollon, Suzanne Wong. Intercultural Communicatin: A Discourse Approach. – Peking: Blackwell Publishers Ltd., 1995. – 276 p.
7.           Megrabova, Emma. Topicalization of Liberal Discourse about Russia in Newsweek Magazine // Лучшее в преподавании английского языка: Материалы 6-й международной конференции. – Биробиджан, 22–24 июня 2006 г. (в печати).
 
(Нет голосов)
Версия для печати

Возврат к списку